Дети — заложники

Опубликовано: 16 января 2013 г.
Рубрики:

title-w.jpg

Екатерина Лахова («Единая Россия», слева) и Елена Афанасьева (ЛДПР)
Инициаторы «детской поправки» к «антимагнитскому закону», депутаты Госдумы: кандидат политических наук, врач-педиатр Екатерина Лахова («Единая Россия», слева) и Елена Афанасьева (ЛДПР). Photo Courtesy: russiatoday.ru. Photo Courtesy: bryansk.ru
Инициаторы «детской поправки» к «антимагнитскому закону», депутаты Госдумы: кандидат политических наук, врач-педиатр Екатерина Лахова («Единая Россия», слева) и Елена Афанасьева (ЛДПР). Photo Courtesy: russiatoday.ru. Photo Courtesy: bryansk.ru
 «Упыри» — так назвал публицист Александр Щербаков cвой отклик на закон о запрете усыновления российских детей-сирот гражданами США. «Всякое бывало, но подобной мерзости не припомню», — пишет обозреватель Слава Тарощина.

 

«Подлый закон», «Людоедский закон»... — в каждом статье, в повсеместных разговорах. Да что возмущение общественности!.. Против (уже после того, как президент Путин благосклонно отозвался о законопроекте) выступили вице-премьер правительства РФ Ольга Голодец, министр иностранных дел Сергей Лавров, министр образования и науки Дмитрий Ливанов. Произошло нечто немыслимое — по нормам, правилам российских чиновников. Уж они-то понимали негативные последствия для их карьеры — смысла существования госслужащих высшего ранга. Почему не промолчали? Потому что не смогли, потому что восстало в них все человеческое.

Из-за слезинки ребенка.

Но трудно представить, что слезинка ребенка не трогала и не трогает депутатов, сенаторов, президента. Попробуем выяснить, из чего исходили инициаторы, авторы законопроекта, те, кто его поддерживал. Что они знают, чего не знают или не хотят знать?

Обратимся к цифрам и фактам. Посол США в РФ Майкл Макфол информировал: за последние 20 лет граждане США усыновили более 60 тысяч российских детей, американская сторона «глубоко сожалеет» о гибели 19 из них. В речах депутатов говорится: «За 10 лет погибли 19 детей, усыновленных американцами».

В ответ российская возмущенная общественность приводит другие цифры (они кочуют из газеты в газету, из блога в блог): «За этот же период в России погибло более 1200 детей, усыновленных российскими гражданами».

Уполномоченный по правам ребенка Павел Астахов возмущается: «Некоторые говорят: ну, 19 детей погибло в США, в России-то гибнет больше. Вранье! У нас в приемных семьях погибло 14 детей. В прошлом году — два».

Напомню: в 2010 году тот же Павел Астахов на пресс-конференции в РИА Новости говорил: «Если мы сопоставим статистику по погибшим детям в России и Америке, то, конечно, кровавый счет не в нашу пользу. У нас в среднем от 9 до 15 детей ежегодно (выделено мною — С.Б.) гибнут в приемных семьях... К сожалению, нет федеральной статистики, сколько российских детей погибло от рук приемных родителей. Этот пробел нами должен быть восполнен».

Даже статистики не было. Ну, так, примерно 9-15... В год... А сейчас, значит, статистика появилась.

Сейчас Астахов удивляется: «Я не знаю, откуда эта цифра — 1200 детей за 15 лет. Видимо, вы говорите об общем количестве убитых детей...»

Откуда? В 2006 году советником Астахова была Галина Владимировна Семья — профессор, доктор педагогических и психологических наук. Из материалов ее пресс-конференции, 29 мая 2006 года, РИА Новости: «Начиная с 1991 года, в России погибли 1 тысяча 220 усыновленных российскими гражданами детей, из них 12 человек были убиты своими усыновителями... За тот же 15-летний период из общего количества детей, усыновленных иностранными гражданами, погибли пятеро детей, еще 16 стали жертвами несчастных случаев».

 

Инициаторы «детской» поправки к закону-ответу на американский «Акт Магнитского» — депутаты Екатерина Лахова («Единая Россия») и Елена Афанасьева (ЛДПР). «На каждое иностранное усыновление приходится 5 российских усыновлений. Например, в 2011 году российские граждане усыновили больше 15 тысяч детей, в то время как за границей (не только в Америке) усыновили около 3 тысяч человек», — утверждает Елена Афанасьева.

Есть официальный источник — информационно-консультационный портал «Усыновление в России» министерства образования и науки РФ. По его данным, в 2011 году россияне усыновили 7416 детей (в 2 раза меньше, чем в сообщении Афанасьевой), иностранные граждане — 3400. Количество детей, усыновляемых российскими гражданами, падает, начиная с 2007 года: 9530 в 2007-м, 9048 — в 2008-м, 8938 — в 2009-м, 7802 — в 2010-м, 7416 — в 2011 году.

Глава думского комитета по делам женщин, семьи и детей депутат Екатерина Лахова:

«В основном, иностранцами усыновляются дети в возрасте до 3-х лет».

Портал «Усыновление в России» министерства образования и науки РФ:

«Большинство российских граждан предпочитает усыновлять младенцев в возрасте до 1 года — в 2010 году 60 процентов усыновленных россиянами детей были младенцами до одного года. Иностранцам очень редко дается разрешение на усыновление младенцев — лишь 5 процентов усыновленных ими в 2010 году детей (169 из 3355) были в возрасте до одного года».

Депутат Лахова:

«Необходимо развеять миф о том, что иностранцы усыновляют в основном детей-инвалидов. Из числа российских детей, усыновляемых иностранцами, только 2 процента являются инвалидами. При этом 65 процентов, усыновляемых иностранными гражданами, — это дети здоровенькие, или они имеют те заболевания, которые лечатся, — рахиты, анемия и другие».

Портал «Усыновление в России» министерства образования и науки РФ:

«В 2008 году 5,2 процента детей (213 из 4125), усыновленных иностранцами, были инвалидами. Среди детей, усыновленных россиянами, только 0,3 процента детей (26 из 9048) были инвалидами».

Частный пример — свидетельство начальницы управления опеки и попечительства администрации города Кирова Юлии Клестовой: «В прошлом году было усыновлено 78 детей: 53 ребенка — иностранными гражданами и только 25 — гражданами нашей страны. Иностранцы усыновляют много больных... В США, например, забирают детей с синдромом Дауна, потому что там разработаны специальные программы по социализации таких неполноценных детей. Итальянцы усыновляют детей-инвалидов... Однажды был случай: семейная пара из Италии решила удочерить девочку, у нее были больные ноги, они согласились сделать несколько операций, после которых девочка должна начать ходить. Когда итальянскому папе показали девочку, он рухнул перед ней на колени, разрыдался и так и полз к ней на коленях, говоря на непонятном для русского ребенка итальянском языке, целовал ее руки и ноги. Наша специалист из управления опеки не могла сдержать слез».

20 декабря 2012 года президент Владимир Путин в ходе пресс-конференции сказал: «Подавляющее число граждан Российской Федерации вообще негативно относятся к тому, что иностранцы усыновляют наших детей».

Откуда у него эта информация? Может, некие специальные исследования проводились, не для широкого круга. А вот данные из открытых источников. 2010 год, Всероссийский центр изучения общественного мнения (ВЦИОМ). Большинство россиян не считают нужным вводить запрет на усыновление российских детей иностранными гражданами — 48 процентов. Поддерживают идею запрета 38 процентов.

Знали или не знали эти цифры и факты наши законодатели? Или не хотели знать? Или верили непонятно каким и непонятно откуда взятым сведениям?

 

Среди традиционных новогодних прогнозов на будущее рассматривается и сценарий новой «холодной войны», «железного занавеса», о чем открыто сказал не свободный в мнениях политолог или обозреватель, а вполне официальный человек — сенатор Валерий Шнякин. Только обернутся они не против внешнего мира (тут сил нет, мир от этого не пострадает, как не страдал и в советские времена от «холодной войны»), а против российского населения.

Допустим, некая западная страна, в ответ на запрет усыновления российских сирот американскими гражданами, включает в «Список Магнитского» четыре сотни депутатов Госдумы и без малого две сотни членов Совета Федерации. Чего быть не может, но в наших политических кругах рассматривают и такой вариант.

«Последует симметричный ответ, — заявил первый заместитель председателя комитета Госдумы по международным делам Вячеслав Никонов. — Это будет беспрецедентный скандал, вероятно, на грани разрыва дипломатических отношений».

«Очень весело наблюдать за реакцией многих членов Госдумы, которые пытаются рассказывать всем, что в Америку им не надо, хотя я знаю, что у некоторых там недвижимость и активы, — заметил депутат Дмитрий Гудков, один из восьми парламентариев, голосовавших против запрета на усыновление. — Боюсь, как бы они от страха не придумали, на ком еще помимо детей-сирот можно отыграться. Это ударит в первую очередь по простым гражданам и бизнесу».

Уже сейчас на рассмотрение Госдумы внесен законопроект о квотах на показ иностранных фильмов в наших кинотеатрах. А если до предела обострятся отношения, Голливуд вообще запретят? В прессе и в интернете, разумеется, поднимется волна саркастических комментариев. Ну так на свободу слова есть закон о клевете, применить его расширительно — и заткнутся. А там и вообще запретить критику должностных лиц определенного уровня, фильтровать интернет, блокировать социальные сети. Если уже введено в оборот словосочетание «иностранный агент», то почему бы не запретить контакты с иностранцами, валютные счета, а там — и выезд из страны вообще. Как сказала депутат Лахова о детях-сиротах, находящихся на стадии американского усыновления: «Если не успеют, если президент поддержит и Совет Федерации, то останутся в России на своей родине. Всё». И взрослые тоже «останутся на своей родине. Всё». Чем они лучше сирот? Те хоть безгрешные. А на нас столько грехов, что... лаховы научат нас родину любить.

«Это уже чересчур, — скажет иной читатель. — Худо-бедно, а народ пользуется плодами свободы и радуется им, привык к ним: и поездки туда-сюда, и денежки валютные, даже на иностранных счетах, и квартирка в зарубежье... Многие из этих людей равнодушны к политике, тем более — к оппозиции, они голосуют за власть. Отнять все это, опустить «железный занавес» — значит настроить против себя ее же сторонников. Не пойдет власть на такую глупость!»

 

Я тоже так считаю. Но скажите, кто-нибудь представлял себе еще недавно, что за комментарий о судебном приговоре или следственных действиях введут уголовную ответственность? А ведь ввели. И ничего — возмущенная общественность смирилась. Да, еще никого не приговорили, но в любой момент любой послушный судья может объявить комментарий любого автора клеветой. На глазах разворачиваются уголовные дела против Алексея Навального — широко известного антикоррупционными интернет-проектами «РосПил» и «РосМафия». Официальные (!) заявления Следственного комитета звучат с экранов телевизоров как пародия.

«Алексей Навальный создал ООО «Главное подписное агентство»... Обманным путем убедил представителей одной из торговых компаний с иностранным капиталом заключить договор на осуществление грузовых перевозок почты... Услуги планировалось оказывать... не силами созданной Навальным фирмы, у которой для этого не было необходимой материальной базы, а с помощью другого транспортного предприятия, которым руководил знакомый Навального... Следствие установило, что при реальной стоимости перевозки грузов на сумму не более 31 миллиона рублей «Главное подписное агентство» получило за предоставленные услуги свыше 55 миллионов».

В этом безумном тексте, тем не менее, есть смысл. Некая частная компания для перевозки почты выбрала фирму Навального. И заплатила некую сумму — по взаимному соглашению. А Следственный комитет считает, что надо было заплатить столько, сколько считает Следственный комитет. То есть берется устанавливать цены на сделки между частными лицами и компаниями?

Другое сообщение:

«Следствием установлено, что в апреле 2007 года между политической партией «Союз правых сил» и компанией «Аллект» был заключен договор на оказание рекламных услуг, — говорит г-н Маркин. — На расчетный счет компании по договору поступило около 100 миллионов рублей. В свою очередь, возглавляемая Навальным компания «Аллект» перечисляла полученные денежные средства на счета фирм, большая часть из которых имела признаки лжепредприятий, или так называемых фирм-однодневок. Деньги, предназначенные для кампании по выборам в Госдуму, были похищены у СПС».

И т.д. Надо учесть, что потерпевших нет. Государственная «Почта России» официально объявляет, что не имеет к Навальному никаких претензий, руководители тогдашнего Союза правых сил изощряются в черном юморе: «В следующий раз его обвинят в педофилии и работе на иранскую разведку. Следственный комитет уже не знает, в чем бы еще Навального обвинить».

Знает. Есть еще два дела. Кто-то в Кировской области подозревается в том, что когда-то что-то продал по заниженной цене. И потому: «Следствие намерено проверить на причастность к совершению указанного преступления и иных должностных лиц правительства Кировской области, в том числе бывшего советника губернатора Кировской области Алексея Навального».

«Иных» — вообще, анонимно, а Навального объявляют на всю страну.

В советские времена я знал многих директоров совхозов, и все они говорили: «Любого из нас можно прямо сейчас брать и сажать — столько дурацких инструкций и кретинских запретов, что не нарушить их нельзя. А следовать им — значит угробить всю работу». То есть можно было брать и сажать за дела во благо страны, что и происходило иногда. (Например, дело Ивана Худенко.) А уж сейчас условия ведения бизнеса такие, что днем с огнем надо искать предпринимателя, которому нельзя «сшить дело». Судя по сообщениям Следственного комитета, один из них, абсолютно неуязвимый юридически — Алексей Навальный. Иначе давно бы нашли какой-нибудь более или менее подходящий повод, а не оглашали по телевидению заявления-самопародии.

Кто-то морщится, кто-то хохочет: вот, мол, недотепы, сами себя выставляют на посмешище. Но ведь если завтра Навального посадят (типун мне на язык!), общество смирится — вот в чем тихий ужас современной жизни. Да, начнут бороться правозащитники, адвокаты, журналисты, ничего не добьются, а потом другие события нахлынут. И срок Навальному (еще раз типун мне на язык!) будет восприниматься как данность. Как уже без малого десять лет заключения Лебедева и Ходорковского.

 

Крепрессиям привыкают, приспосабливаются — быстро или постепенно. В зависимости от их интенсивности. Потому что, как назвал свою картину Николай Александрович Ярошенко, «Всюду жизнь» (1888 г.), и «жить-то надо»...

В докладе Московского центра Карнеги утверждается, что существующий политический строй утратил легитимность в глазах российского общества. В ближайшее время вполне реальны такие сценарии, как революция или упадок, поскольку на сегодняшний день ни власть, ни оппозиция не способны эффективно поменять существующее положение дел.

О революции и оппозиции говорить не будем. А зачем власти что-то менять? Эксперты из Центра Карнеги («иностранного агента»?) предсказывают «упадок», а власть обещает «стабильность». Ее усилия направлены как раз на то, чтобы ничего не менять. Статус кво характеризуется многими живописными деталями. Например, в компании «Норильский никель» произошло примирение конфликтовавших прежде главных акционеров, в результате чего был уволен генеральный директор Владимир Стржалковский. В качестве компенсации ему обещали 100 миллионов долларов. Потом передумали — не уволили, а специально для него создали должность вице-президента. Но 100 миллионов долларов остаются при нем. И Следственный комитет не заинтересовался. Не имеет права, компания частная, кому хочет, тому и платит. Сколько хочет. (См. выше «почтовое дело» Навального.)

На долю «Норильского никеля» приходится 50 процентов мировой добычи палладия, более 20 процентов никеля, более 10 процентов кобальта, 3 процента меди и 20 процентов мировой добычи платины. Бывший председатель Счетной палаты РФ Юрий Болдырев в книге «О бочках меда и ложках дегтя» пишет о залоговых аукционах 1995 года: «Контрольный пакет акций (38 процентов) достался группе Потанина всего за 180 миллионов долларов, причем не реальных, а, скажем мягко, весьма условных...». (Поясним: так называемые бизнесмены купили у государства гигантские предприятия за предоставленные им государственные же деньги.) В 2011 году олигархи Виктор Вексельберг и Леонид Блаватник предлагали за 29,9 процента акций «Норникеля» 19,2 миллиарда долларов.

Владимир Стржалковский до 1991 года работал в управлении КГБ по Ленинграду и Ленинградской области (подполковник); до 2008 года, до назначения в «Норникель», возглавлял министерство туризма РФ.