Еще раз о Стокгольмском синдроме. Почему мы так любим тиранов. Из записок на коленке

Опубликовано: 13 февраля 2019 г.
Рубрики:

Я уже писала о «Стокгольмском синдроме», описывающем симпатию, возникающую между жертвой и агрессором или лицом, которое причинило вред этой самой жертве. По сути, под этим термином подразумевается эмоциональная привязанность жертвы к палачу. И возникает она, например, во время военных и карательных операция или при похищении людей с той или иной целью.

Этот синдром может проявляться и в других ситуациях - при внутрисемейном и бытовом насилии. Насилие может быть как физическим, так и психологическим. Собственно, и в этом случае сценарий стокгольмского синдрома аналогичен – взаимодействие слабых и сильных, от которых слабые зависят. К взаимодействию заложника и захватчика, сильного и слабого (не обязательно физически, если речь идет о психологическом насилии) членов семьи можно добавить еще одну группу лиц, среди которых может проявить себя этот синдром, - «врачи-пациенты».

Механизм Стокгольмского синдрома основан, в первую очередь, на надежде, что сильный проявит снисхождение и одобрение при условии подчинения. Играет свою роль и факт единения людей в условиях экстремальной ситуации. По-видимому, имеет место и самообман, что не так у тебя все плохо и безысходно и ты находишься во власти не таких уж плохих людей. Этакий болотный огонек в конце темного туннеля.

 

Но при обсуждении так называемого Стокгольмского синдрома была опущена категория, которая у всех на виду, а именно, тиран и граждане, восхищающиеся и гордящиеся своим тираном. На ум приходится сказка Шварца «Дракон». Автор как нельзя лучше с помощью фантастических образов проиллюстрировал механизм действия этого парадоксального факта.

Никто из обычных злодеев не может «похвастаться» таким числом убиенных, такими реками пролитой крови, как тиран, стоящий у власти. Бессмысленно перечислять то, что сотворили эти маньяки и людоеды: это общеизвестно. И тем не менее, люди продолжают восхищаться ими. Обратимся к русской истории. Первой приходит на ум фигура Ивана Грозного. Рукоплещут, славят, ставят памятники. Ему - палачу, садисту, убийце, залившему страну кровью. Но надо же - великий государь, «собиратель земель» и т.д... «отец родной». С «сынками»-беспредельщиками – опричниками. При этом забывают, что «собиратель» потерял северо-западные территории Руси, уступил Швеции Ивангород, Корелу и так далее.

Русь надолго утратила выход к Балтийскому морю. Экономика страны к концу правления Грозного была разрушена. А Сибирь, по сути, вошла в состав Руси в период правления Бориса Годунова (и фактического – при Федоре Иоанновиче, и юридического – когда Борис сам стал царем). Именно Годунов организовал комплекс грамотных мероприятий по фактическому присоединению Сибири.

Грозный же, если разобраться, принял подношения в виде мехов и прочего от лихих разбойничков Ермака, погладил по головке, похвалил, что кроваво позабавились «братки» Ермака не на русской территории, а на территории проблемного сопредельного ханства, смилостивился и избавил лихих разбойничков от плахи, к коей они были приговорена ранее за те же самые безобразия, но творимые на землях, находящихся «под рукой» царя Иоанна. Но почему-то восхваляют кровопийцу Грозного и поносят Бориса-царя, хотя правитель он был мудрый и целеустремленный. Проводимая им политика была направлена на восстановление страны, возрождение экономики и преодоление страшных последствий опричнины. Это был талантливый государственный деятель, осторожный и настойчивый.

Годунов повысил международный престиж Руси, стремился ликвидировать культурное отставание от Запада, был чужд косности и предрассудкам, совершил беспрецедентный шаг – отправил за границу 18 дворянских детей на учебу. Да вот беда какая, отказался царь Борис от политики массового террора, кровушкой землю русскую не напоил. За то и не любили, и не любят. Да еще и обвинили в смерти царевича Дмитрий, сына Грозного, от последней по счету жены. Собственно, зачем это было Годунову нужно? Да не за чем. В случае чего – он первый подозреваемый.

Да и по закону (православная церковь не была отделена от государства) вряд ли мог Дмитрий претендовать на престол. Такое количество жен церковью не допускалось. Юридически малолетний эпилептик Дмитрий был как бастард. Смерть его была выгоднее всего Шуйским. В случае отстранения Годуновых от престола они были первыми на очереди.

Или обратимся к более близкой нам истории. В день смерти Сталина страна рыдала, многие были затоптаны толпой, провожающей в последний путь «отца народов». А ведь не было, пожалуй, в России семьи, по которой не прошлась бы сталинская коса, включая семьи и самих палачей. И не только в лагерях да в казематах Лубянки! Откуда же такая холопская, рабская любовь жертвы к палачу? «Отца народов» величают еще и спасителем мира от «коричневой чумы» гитлеровского нацизма, при этом не вспоминая ни о втором фронте, ни о вкладе во всеобщую победу США, Великобритании и других стран, да и вообще забывая «откель ноги растут».

Вспомним, что до начала Второй Мировой Сталинский Союз Советов заключил договор с Гитлеровской Германией, гестапо училось у КГБ. Гитлер начал свое победное шествие по Европе с Польши под тем предлогом, что некоторые польские территории ранее были немецкими. И вот еще один нюанс. По сути, Польша была поделена между Гитлером и Сталиным, территория так называемой Западной Украины, входящая в состав Польши, стала частью Союза Советов. Кто знает, не поддержи Сталин Гитлера, может быть, и не было бы кровавой Мировой войны.

И все-таки, почему мы так восхищаемся тиранами, которые не только затыкают нам рты, не только не дают возможность свободно мыслить и анализировать факты, но и делают нашу жизнь хуже, а то и лишают нас ее? Кроме вышеизложенных причин, в данном случае, несомненно, существенную роль играет и самопрезентация власти тирана. Изощренней всего деятельность политологов по созданию привлекательного образа тирана-властителя как на мировой арене, так и внутри страны, проявляется именно при правлении амбициозных агрессоров.

Геббельс кратко и четко сформулировал основной алгоритм действия: «Если хочешь, чтобы поверили в самую невероятную ложь, повторяй ее как можно чаще». Работает также следующий механизм. Подчиненные, например, в конфликтных ситуациях могут испытывать к «доминанту» страх, а он к ним — смесь страха и гнева. Подобное состояние тяжело для обеих сторон и не должно быть длительным. В обычной ситуации для сохранения ситуации подчинения достаточно, чтобы подчиненные испытывали очень легкий страх. Но для подчиненных «бояться» и «уважать» — одно и то же, просто слово «уважать» приятнее и «уважаемому», и «уважающим». У подчиненной особи есть программа, дающая следующие варианты ощущений. Самый резкий из них воспринимается как безысходная ненависть. Следующий вариант — чистый страх.

С такими ощущениями долго жить невозможно. И особь начинает принимать поведение «доминанта» как должное и без всплеска эмоций выдает требуемую дозу умиротворяющего поведения. Тирания создает атмосферу страха. Человеку тяжело жить в постоянном страхе. И страх только увеличивается. Настоящие тираны или их политологи это знают и заполняют пространство всевозможными изображениями внушающей страх персоны: «Видишь, я — всюду, все вижу, вижу и тебя». И человек, существующий длительное время в таком безвыходном положении, переключается на вариант любви к постоянно внушающему страх тирану: «Он во всем прав, он замечательный человек и за твою искреннюю любовь убьет тебя последним. Или вообще не убьет. А то и приведет тебя в пример другим». Жить сразу легче, сразу веселее. 

И запуганные особи, они же – люди, делают и думают, что велено. Привыкнуть жить без выбора легко. Анализировать, выбирать не надо. В Древнем Риме рабы как-то подняли восстания из-за того, что их заставили не просто собирать плоды, а еще и сортировать по принципу «большие-маленькие». То есть поставили перед проблемой выбора. Жить под девизом «не надо думать, с нами тот, кто все за нас решит», куда как проще.

 

Проще-то, проще. Но какие последствия для граждан? Я не зря задаю этот вопрос и напоминаю историю. Итак, тиран Гитлер начал с Польши. Первоначально его поддерживал другой тиран – Сталин. Обоими тиранами восхищались их граждане. В основной их массе. Оба были амбициозными агрессорами, внешне непривлекательными. Политологи обоих тиранов искусно создавали привлекательный образ гитлеровской Германии и Советского Союза. Результат – кровавая Вторая Мировая, сталинские и гитлеровские лагеря смерти.

А теперь посмотрим на ситуацию в России. Власть осуществляет антинародную политику, разрушая внешнеэкономические связи, ссоря нас с соседями и затормозив лет на десять-двадцать экономику России. Россияне сегодня стали жить хуже. Была развязана необъявленная война с Украиной - под предлогом того, что украинский Крым какое-то время входил в состав России.

Вам эти события ничего не напоминают? Крым, к слову, ранее входил и в состав Турецкой империи, и в состав Крымской Орды (Монголия, что ж ты на него не претендовала?), а также в состав Греции в качестве колонии, в состав Римской империи, чуть не забыла – у Генуи в течении пары столетий там тоже были свои колонии. Кстати, Крым для России – убыточный регион, оторванный от метрополии, к которому сооружали немалый мостик на счет бюджета, то бишь наших налогов (и кто-то на этом мостике хорошо «наварил»).

Мостик, кстати, покосился. Исправлять срочно огрехи строителей опять же будут за счет наших налогов. Далее, Япония, проанализировав политику нынешнего лидера России, не стала долго думать и выдвинула претензии по поводу Курильских островов, типа, раньше они японскими были. Мировое сообщество при сложившихся обстоятельствах уже и слова против Японии не скажет. Запахло военными действиями на Востоке.

Господа, граждане, товарищи, может, хватит любить тиранов? Я не хочу ни Третьей Мировой войны, ни сталинских , ни гитлеровских концентрационных лагерей. А вы?