Не пасхальное. Из записок на коленке

Опубликовано: 5 апреля 2018 г.
Рубрики:

Затем монахам-попрошайкам, монашкам-нищенкам с клюкой,

Как богомольная хозяйка, дарю заплывшего жирком 

 Гуся и зайца с чесноком. Пускай нажрутся до отвала

И досыта клянут потом греховность пирогов и сала.

(Франсуа Вийон) 

Идея этой статьи зародилась в зале ожидания крематория. В атмосфере отнюдь не радостной. Умер мой папа, точнее, отчим. Скорбящие люди, одетые в черное или темное. Близкие родственники усопших с застывшими лицами оформляют деловые бумаги, связанные с кремированием и погребением. Между лавочек бесшумно прошел деловой походкой серый котейка с грустной мордочкой.

Видать, чувствовал зверь состояние присутствующих здесь людей. Диссонанс вносили энергичные, упитанные молодые люди в одеяниях священников. Цвет их облачений смотрелся в этом месте неподобающе ярко. Молодые люди были явно довольны жизнью. И, правда, грех им жаловаться. Не «пыльная» стабильная работа, приносящая высокий доход, которому не грозит падение курса рубля и нефти, экономический кризис, курс на милитаризм и военные конфликты.

Более того. Чем хуже – тем лучше для них, клиентура существенно расширится. Ну, разве что курс идеологии кардинально изменится. И место монорелигии, как хорошо апробированного во времени и пространстве рычага власти, вновь займет эра атеизма или, к примеру, многобожия. Но это маловероятно. Так что в данный период экономические штормы сим молодым людям не страшны. Плюс «вишенка на тортик»: к личному благополучию добавляется еще и почтение окружающих.

Прямо по курсу прошли двое таких священников. Тот, что помоложе, с заметно выделяющимся под рясой «пивным» брюшком, в такт шагам помахивал кадилом и о чем-то оживленно рассказывал своему коллеге.

Присутствие священников не удивительно, крематорий предоставляет и такую платную услугу, как отпевание. Отпевания не избег и мой папа. Упитанный мужчина в рясе плохо исполнил простое ритуальное шоу. Папа в бога не верил. Слепой вере предпочитал свет знаний, разума. Родители его были идейными партийцами. Да, были и такие, которые искренне верили в равенство, братство и светлое будущее. Кстати, и в отсутствие бога.

Признайтесь, такая вера ничем не хуже монорелигии любой конфессии. Папа был старше матери, любил ее. Снисходительно относился к недостаткам. Выбирая между любимой женщиной и ее недостатками, выбирал любимую женщину. Или, другими словами, руководствовался принципом: «Чем бы дитятко ни тешилось, лишь бы не плакало».

Мать пожелала, чтобы его отпели - якобы они это обговорили. Не уверена, что это было правдой. Мама любила приврать. Тем более, умер он в одночасье, легкой смертью. И за два дня до этого скорбного события я навещала папу, мы с ним хорошо посидели за любимым им армянским коньячком с шоколадом и сыром, поговорили и посмеялись.

Мне осталось придерживаться в вопросе отпевания папиной позиции: «Чем бы дитятко ни тешилось, лишь бы не плакало». Из уважения к нему. Да и юридически мое слово ничего не значило.

Формально - я чужой человек. Как дань его памяти и его взглядам я и пишу эту статью. Он был веселым, любил жизнь. В свое время хотел поступать в цирковое училище. Но, возможно, ради родственников, пошел в летное. Очень интересно рассказывал о своей командировке в Каир. В то время там гастролировала балетная труппа нашей Мариинки (в то время – еще Кировского театра). Папа сдружился с ними, особое впечатление на него произвела Габриэла Комлева.

В память об этой поездке у папы хранились балетные туфельки, на которой расписалась вся гастролирующая труппа. К религиозным праздникам относился, как к поводу лишний раз собраться за празднично накрытым столом и как к еще одной теме для творчества.

В последний для него день равноапостольного князя Владимира (папу звали Владимир) мамы с нами за столом не было. Так что мы весело и свободно порассуждали на тему о том, как убийца, братоубийца, насильник и предатель выбился-таки в равноапостольные. А заодно поговорили о свете и тьме. Где же, все-таки, свет, а где тьма?

Имя Люцифер (Lucifer) в переводе с латинского означает светоносный, несущий свет знаний. Еще одно значение – утренняя звезда. По факту происходит противопоставление слепой вере света знаний. Забавно, не так ли? Хочу здесь продолжить этот разговор. Одна из самых верующих христианских стран – это Испания. Страна, в которой ярче всего пылали костры инквизиции. Яркое, вызывающее сильные эмоции шоу привлекало много людей. И носило назидательный характер.

Смотрите и делайте выводы. Будете сомневаться и анализировать, станете составной частью подобного барбекю. Просто верьте, не задумываясь. А обычные человеческие грехи можно искупить или купить им прощение. Папа Иоанн (кажется, по номеру – двадцать третий), в миру - Бальтазар Косса, пират, переквалифицировавшись, пустил на широкий поток продажу индульгенций, отпущений грехов. Собственно, нам на Руси еще повезло, мы избежали столь ярко пылающих костров для инакомыслящих.

На Западе слишком долго был распространен аналитический, философский подход к монорелигии в форме христианства, как следствие - возникли всякие антитечения типа альбигойцев, катаров и прочих. Так что во втором тысячелетии от так называемого Рождества Христова, которое, вот странность, совпадает по периоду празднования с языческими Сатурналиями, западному христианскому миру пришлось «закручивать гайки» куда как жестче и туже, чем восточному.  

И о творчестве. Вчера сходила в Михайловский театр на постановку-концерт «Страсти по Матфею». Дивные голоса певцов, замечательный оркестр. Но хор и музыканты на сцене служили обрамлением крупному мужчине в рясе, который время от времени зачитывал куски из Евангелия. Забавно. Сцену окружали изображения языческих муз и божеств.

В христианстве их ассоциируют с демонами. Поп не погнушался оказаться на театральных подмостках – в бесовском вертепе, в компании актеров. Несколько ранее на православной Руси актеров хоронили за церковной оградой, на неосвященной земле. Ныне РПЦ идет и на это в целях самопрезентации, дабы расширить клиентуру. На Невском, в самом его бойком месте - около площади Восстания, не избежать приставания пиарщиков Афона, поездок, записок о здравии и т.п.

 Можно порассуждать и о кровавых религиозных войнах, посчитать число человеческих жертв, в кои обошлось освобождения Гроба господня, или вспомнить обвинения в сексуальных домогательствах к детям, выдвинутые против священнослужителей. Но не буду утомлять читателей.

Последую папиному примеру. Праздничное застолье – это хорошо. Был бы повод. Так что пойду красить луковой шелухой яйца и покупать куличи. Кагор не люблю. И его место на моем столе займет либо приличное испанское красное виноградное вино, либо армянское гранатовое – тоже вполне-таки достойный напиток. Не зря древние греки считали вино - даром бога Диониса людям.