Экстрим в Петербургском Мюзик-холле. Из заметок на коленке

Опубликовано: 30 июня 2017 г.
Рубрики:

 

Любители экстремального времяпрепровождения забираются в дебри Амазонки, сплавляются по горным рекам, спускаются в пещеры, проводят уикенд в городах-лидерах по числу убийств, спят в полнолуние на саркофаге Чернобыля. Но для того чтобы получить свою порцию адреналина, совсем не обязательно уезжать столь далеко. Достаточно приобрести билет в театр Мюзик-холл в Санкт-Петербурге. Ощущения приобретут особую остроту из-за своей неожиданности. В чем я и имела удовольствия убедиться на днях. Совершенно не догадываясь о том, что меня ждет, нарядившись в черное вечернее платью и туфельки в стразах, я пошла на мюзикл «Мастер и Маргарита» в постановке продюсерской компании Makes Lab, то есть на мероприятие, приносящее доход за счет продажи билетов. Соответственно, мы, зрители, вправе рассчитывать на мало-мальски уважительное отношение к себе. Однако практика показала обратное. 

 

Войдя в зал, я встала в сторонке дабы, никому не мешая, сделать несколько фотографий зрительного зала и сцены до начала спектакля. И тут на меня набросились объемные тетушки, ожившие пародии на работников «совдеповского» сервиса. Загородив собой проход, они грозно заявили, что я тут не имею права стоять и снимать. Затем на какое-то время переключились на двух молоденьких девушек, беседующих со своей знакомой и не торопившихся занять места, благо время еще было. Замечу, девушки были одеты современно, держались независимо, разговаривали вежливо. На зрительниц, похожих на них самих, эти служительницы храма искусства внимания не обращали. Я не собиралась сдавать свои позиции и пояснила сим особам, что их претензии ко мне и к девушкам незаконны. В театрах фотографировать не запрещено, это публичное место. Тем более никаких документов, удостоверяющих служебное положение, нам не предъявили, как и локальные акты с запретом. Но даже если бы такие акты и существовали, они шли бы в разрез с действующим законодательством и не имели бы юридической силы. К вышеуказанным тетям присоединились двое наглых раскормленных мужчин без опознавательных знаков и в разношерстной одежде. Вы думаете, что дело ограничилось словесным «наездом»? Отнюдь. Итак, слушайте, любители путешествий по криминальным местам мира: несколько человек, каждый примерно по центнеру весом, меня, худенькую женщину без специального снаряжения, если только «шпильки» на туфлях не относятся к таковому, выталкивали из зала, не давали пройти к оплаченному мною месту, хорошему месту. То есть совершали недопустимое – применяли ко мне физическое воздействие, не будучи на службе в государственных органах, относящихся к оперативно-розыскным. Тот из них, который назвался юристом, пытался вырвать из моих рук билет. Мне удалось «вырваться из окружения» только после того, как я исхитрилась достать телефон и набрать номер полиции. Лишь тогда меня оставили в покое. И что, как вы думаете, я увидела на своем месте, соответствующем билету, предъявленному на входе в театр? Да неизвестную особу без билета. Забавно, не так ли? Возможно, по «всемирной паутине» гуляют записи сего неординарного события, поскольку зрители наши технически оснащены. Попробуйте поискать. Мне как-то не хочется. 

Я упомянула о звонке в полицию - телефон 112. Все звонки по этому номеру фиксируются, включая определение номера и местоположения по GPS. Служители правопорядка не очень-то торопились на помощь гражданке Российской Федерации. Полицейский прибыл в Мюзик-холл только после первого действия к концу антракта. К этому времени я спокойно могла бы стать трупом, а возможно и дискретной составляющей строительного мусора. А почему нет? Перед самым началом второго действия раздался звонок по моему телефону. Позвонивший мужчина не представился и не указал номер отделения, что был обязан сделать. Назвал себя только после моего вопроса. Выходить из зала и писать заявление я не стала, поскольку хотела досмотреть спектакль. Я за это заплатила деньги и имела на это право. Изложила происшествие устно по телефону и предложила описать все в письменном виде после окончания спектакля. Степенью ущерба, нанесенного мне, представители правопорядка не стали интересоваться. Как администрация договорилась с полицейским - сие мне не ведомо.

Каковы мотивы действий служащих театра, если они, конечно, служащие? Месть за нелицеприятные статьи о некоторых спектаклях, которые идут на сцене Мюзик-холла? Желание поиздеваться, испортить настроение, понаблюдать унижение? Что-то еще? Хотелось бы знать, кого руководство Мюзик-холла принимает к себе на службу – юристов или рэкетиров? И почему это заведение не трогает МВД и прокуратура? Оснований-то более чем достаточно. Включая торговлю без кассовых и товарных чеков, многочисленные «левые» лотки в холле с товаром, не имеющим ничего общего с рекламной и сувенирной продукцией, соответствующей тематике спектаклей и т.д. Неужто платят «откат» МВД и прокуратуре, как, к примеру, «чеченам»? Я не могу поверить в это.

Может, конечно, постановщики спектакля задумали воссоздать атмосферу исторического периода, соответствующего действию мюзикла? Периода, когда слово «интеллигент» считалось ругательным. А я оказалось случайной жертвой, которая была не в курсе правил игры. Увы, мое убогое воображение не в состоянии оценить подобное реалити-шоу. Оно очень жестокое. И авторы его – ханжи и садисты.

Я вот о чем задумалась. Если не просто приходится зрителям, каково же артистам? Когда могут не доплатить за репетиции, «убрать» из проекта. К примеру, незадолго до премьеры из упомянутого здесь мюзикла «Мастер и Маргарита» «выкинули» Гордеева вместе с ролью Иуды. А впоследствии «убрали» Колпакова (Воланд), Мартынову и Жукову (Маргарита). Надо по-настоящему любить свою работу, дабы творить и творить превосходно в экстремальных условиях на фоне «крикливой» сценографии. Я уважаю российских артистов и музыкантов, их преданность профессии, творческий подход, чувство товарищества. Не так давно на вручении правительственных наград деятелям искусств награждаемые передали Путину письма в защиту своего коллеги Серебренникова. В условиях прямой трансляции президент просто не мог не принять эти ходатайства. Для тех, кто не в курсе – против режиссера Серебрянникова возбудили уголовное дело, были произведены обыски в «Гоголь-центре», который он возглавлял. Я, конечно, всех обстоятельств дела не знаю. Но могу предположить, что настоящей причиной обысков и т.п. могла быть независимость режиссера. Уголовное дело возбудили в назидание остальным. Ни для кого не секрет, что искусство в России хотят сделать орудием власти. Примерно как монорелигию.

И в конце еще раз посоветую любителям экстремального отдыха включить в свои планы питерский Мюзик-холл.