По следам «Неонового демона». Из записок на коленке

Опубликовано: 1 сентября 2016 г.
Рубрики:

«Мир – это уставший караван,

 весь облепленный кровью и дерьмом,

 и жаждет он только одного –

 покоя и родниковой чистоты.

Но никто не приходит и не дает ему этого»

(Салдадзе «Ибн Сина»)

Идея этой статьи родилась после просмотра фильма «Неоновый демон» (режиссер -  Николас Виндинг Рефн). Я хочу написать не о самой картине, а об возникших ассоциациях, о модных показах, которые композиционный центр картины воскресил в памяти.  На экране показали историю шестнадцатилетней сироты Джесси, стремительно добившейся успеха в  модельном бизнесе. Это не могло не вызвать зависть профессиональных моделей.

 

В центре фильма – апофеоз главной героини, закрывающей статусный показ, и обрамляющие это разговоры об истинной красоте. Наилучшее определение красоты дал модный дизайнер - творец, художник, создатель модных коллекций. Так вот, он  заметил, что в Джесси нет никакой фальши, она естественна, она прекрасна. Искусственная красота всегда очень видна. Поэтому дизайнер и остановил выбор на Джесси для закрытия показа. Обычно демонстрацию коллекции закрывают свадебным платьем. Платье начинающей модели было необычного черного цвета.

 Непорочности, искренности и завидует конкурирующие с юной девушкой модели, пытаются приписать ей связь с дизайнером, хотя Джесси непорочна, а  дизайнеру присущ в этой области «голубой оттенок». Физически завистницы куда как более соответствуют модельным параметрам, они выше, их тела совершеннее, подиумная походка отработана. Но эти модели не обладают внутренним светом Джесси, что озаряет показ, светом, который ощущают самые закоренелые циники, светом, что способен растопить холодный снег зала. Главную героиню замечательно сыграла Эль Фаннинг.

Да простит меня Эль, ее экранная героиня невысока, фигура ее не идеальна, носик вздернутый, «уточкой», однако это сейчас модно, черты лица непропорциональные, не очень красивая линия шеи, ушки маленькие, но «лопоухие».  Зато глаза большие, лоб чистый, пухлые губки, обезоруживающая улыбка. Думаю, режиссер при выборе актрисы на главную роль учел не только талант, но и прелестную «несовершенную» внешность.

 В модном показе два важных момента – открытие и закрытие. Маститые дизайнеры выбирают для этого либо статусных моделей, либо контрастные элементы. Джесси и есть такой контрастный элемент, она  как глоток родниковый воды, отличается от остальных своей чистотой, неопытностью, верой в мечту, контрастирует и внешне - девушка очаровательна, но это не стандартная внешность топ-модели.

На самом деле это не начало блистательной карьеры Джесси, это ее пик, стремительный взлет, какое-то время девушку часто бы снимали, приглашали на показы. Но с потерей ее внутренней чистоты и искренности, что, скорее всего, произошло бы в недалеком будущем, с постепенным угасанием света, который она излучает, с привыканием к ее образу, потускнела бы и ее популярность.

Джесси не удалось устоять перед искушением «медных труб». После эффектного показа она отвернулась от отличного парня, который помог ей и в жизни, и с фотографиями. Профессиональным моделям заявила, что они завидуют ее внешности, молятся, чтоб стать ее второсортной копией...

И вот о чем я в связи с этим подумала. В России комбинация статусных моделей и контрастных элементов хорошо заметна на показах дизайнера Полины Раудсон. На демонстрации коллекции «Последний романтик» открывал показ внешне непривлекательный актер Александр Баширов.

 При просмотре «Неонового демона» у меня в памяти возникла демонстрация другой коллекции Раудсон «Философия космоса». После отказа топ-модели Юлии Сапарниязовой открывать показ (Юля предпочла тогда Париж), Полина остановила выбор на неопытной шестнадцатилетней модели  Ирине Васильевой.

Ирина, так же как и Джесси, не очень высокая, юная, верящая в мечту, излучающая свет и чистоту, во всяком случае, тогда. Черты лица ее, в отличие от Джесси, правильные. А вот глаза меньше, зато необычного разреза. Я видела этот показ. Помню, при взгляде на Ирину у меня в голове возник образ Маленького Принца Антуана де Сент-Экзюпери.

 Статусных моделей достаточно, а вот вера в мечту,  чистота, внутренний свет – в дефиците.  Этот короткий период пока так и остался самым ярким в модельной деятельности Ирины. Интересный момент: в фильме уделили внимание вопросу возраста модели,  а российский дизайнер Полина Раудсон не озаботилась получением письменного разрешение матери или законных опекунов на участие в показе несовершеннолетней.

 

В заключение несколько слов о завистниках и жесткой конкуренции. Собственно, это характерно не только для модельного бизнеса. Паганини подрезали струны на его скрипке. Ученый Лев Николаевич Гумилев, автор теории пассионарности, сын известных поэтов Николая Гумилева и Анны Ахматовой, точно подметил: «Когда делаешь посредственные работы, то тебя хвалят… Но если человек сделал какие-нибудь открытия, то у него были все неприятности, какие можно было устроить».

 Повторю свое утверждение из статьи «Зарисовки с недели моды»: «Мода отражает то, что происходит с нами. За демонстрацией «модных тряпок» скрывается информация для размышления».  Вот и еще одна тому иллюстрация.