Спектакль «Испанская баллада» в Санкт-Петербурге

Опубликовано: 20 мая 2016 г.
Рубрики:

 

Роман Лиона Фейхтвангера о великой любви испанского короля дона Альфонсо к еврейке Ракели переместился на сцену. По его мотивам поставлен спектакль с элементами мюзикла. В рецензии молодой петербурженки Ольги Соловьевой показаны те новые штрихи, которые авторы постановки привнесли в действие – в соответствии с нашим временем. Редакция публикуем эту рецензию в расчете на полемику.

 

 Спектакль «Испанская баллада» идет на сцене Санкт-Петербургского театра имени Ленсовета (Россия). Поставил его режиссер Гарольд Стрелков, музыка Ивана Антонова. В основу положен великий роман Лиона Фейхтвангера о любви испанского короля Альфонсо VIII к дочери севильского купца Ракели. По жанру – это драматический спектакль с использованием элементов музыкального театра. Надо отдать должное смелости постановщиков. Режиссер переложил непростое содержание в изящное и ироничное театральное действие. Легкое по восприятию, но не по смыслу. Считаю, спектакль не удешевлен этим. «Улыбайтесь… Вы слишком серьезны. Умное лицо – еще не признак ума» (Барон Мюнхгаузен в исполнения Олега Янковского). На мой взгляд, взгляд зрителя, использование танцевальных и вокальных номеров – правильное решение. Человек способен непрерывно воспринимать серьезную информацию ограниченное время, потом требуется отдых. Постановщики учли это, в музыкальных вставках средствами танца фламенко и вокала обращаясь напрямую к эмоциям зрителей. Певица (В.Рябинина) своим печальным и сильным пением символизирует саму Испанию.

 

Спектакль решен в тонах серых, как каменные замки и храмы, и теплых бежево-золотистых, как старинная рукопись, свет свечи, очага. Во втором действии холод смерти привносит голубоватый свет софитов. Жаль, не устояли перед искушением модного веяния - медиатехнологиями, пустили-таки в двух местах на «задник» 3D-проекцию. Напрасно. В данном случае это нарушило композицию и ощущение времени. Сильный актерский состав с потрясающей энергетикой творит сочное, живое действо.

Прежде чем идти дальше, хочу сказать несколько слов о романе. Произведение не самое легкое для чтения. По-разному воспринимают его. Наверное, и в этом выражается гениальность автора. Великий писатель предоставляет возможность читателям взглянуть на происходящее под разными ракурсами.

Кто-то смотрит на события в книге как на романтическую историю, написанную на фоне исторического полотна и приправленную философскими беседами. Для иных это гармоничный симбиоз мудрости и любви, переплетение споров о религии, взаимоотношений наций с историей смены любви к одной женщине – красавице королеве на любовь к прекрасной еврейке Ракели. И так далее. С моей точке зрения, может, кому-то это и покажется кощунством, если бы история не касалась короля, кто знает, назвали бы его отношения с доньей Ракелью «великой любовью».

Что он сделал ради своей любви? Если бы речь шла о слабом человеке, тогда бы его давно отстранили от трона, так как он не смог бы противостоять Арабскому Халифату. А что если на самом деле - это временный всплеск эмоций, окутанный изысканным поэтическим флером? Не исключено, и не единственная куртуазная история в жизни монарха. Генрих VIII во имя любви, хоть и не сверг Бога, но заменил католицизм на подвластной ему территории на англиканство – свежеизобретенную версию христианства и поставил во главе церкви себя. И все это ради леди Болейн. И это далеко не единичный пример.

Если ставить вопрос: понравился спектакль или нет, то мой ответ – да, понравился. Признаюсь, он мне ближе, чем книга, при всем моем уважении к великому автору. «Ближе», само собой, не значит «лучше». Роман гениален, постановщики постарались приблизиться к этой вершине, выбрав свой путь следования.

 

Вернемся к спектаклю. Испания XIII века. Заканчиваются крестовые походы. Пиренейский полуостров вышел из состава Арабского Халифата (государственная религия – мусульманство), вернувшись под власть католического короля.

Взаимоотношения короля Кастилии Альфонсо (Семен Стругачев) и королевы Леонор (Елена Комиссаренко) продемонстрированы в самом начале спектакля. Если это и не любовь, то взаимное уважение, единое мироощущение и единые цели.

Что бы ни лежало в начале королевского союза – чувства или желание упрочить власть – это хорошо пригнанная друг к другу пара. Король приглашает к себе на службу еврея Иегуду (Сергей Мигицко). Необходимость прибегнуть к услугам иноверцев Альфонсо обосновывает тем, что пока христиане были заняты войной, иудеи и мусульмане могли развиваться. У Иегуды имеется очаровательная дочь Ракель (Наталья Шамина, Лаура Пицхелаури). Король, увидев ее, - влюбляется ли серьезно или испытывает плотскую страсть – понимайте, как хотите.

На первый взгляд, романтическая история в эффектных исторических декорациях. Но только на первый взгляд. Решение этого функционала не так однозначно с учетом особых начальных и граничных условий. Католицизм в наиболее его жесткой форме как средство упрочения власти христиан в Испании. Женатый католический король, оплот веры с такими ее составляющими, как моногамия, неприятие иноверцев, запрет прелюбодеяния. Еврейка Ракель, дочь купца. Философский анализ событий с разных точек – сторонников католицизма и мудрецов, которые смогли выйти за рамки религий и национального менталитета.

К спектаклю отношение разное. Театр им. Ленсовета анонсирует его такими словами «любовь.. перестраивает контекст жизни. Сам король даже становится художником, начинает писать картины…». Позволю себе не согласиться. Контекст жизни короля не меняется и не перестраивается. И не собирается Альфонсо отказываться от королевы, лишь слегка отдаляется, двигаться они продолжают в одном направлении. Но короля привлекает новая женщина, новая, в том числе, и в социальном статусе, менталитете, воспитании. Экскурсия, возможно, и не единственная, допустимая погрешность следования в заданном направлении...

Когда погрешность приближается к предельному значению, королева Леонор, образ которой, умный и ироничный, создала Елена Комиссаренко, напоминает королю о его любимом занятии – войне, необходимой для упрочения власти. Действуя под руководством королевы английской Элинор (Лариса Леонова), Леонор разогревает межрелигиозный конфликт. Толпа фанатиков убивает Ракель и ее отца. Нет человека – нет проблемы. Реакция Альфонсо на известие об их смерти в спектакле следующая: «Все равно бы они мне оба скоро надоели…». Вот тебе и перестроенный контекст! «Человек таков, каким создал его Господь, а порой и много хуже» (Мигель Сервантес).

Давайте обратим наш взор на ранний период развития отношений короля и прекрасной еврейки. Альфонсо обращается к Иегуде с вполне конкретным предложением в отношении его дочери. Финансит-иноверец не ожидал этого: «Я вырос в мусульманских странах, в которых принято иметь наложниц.

Но я не мог предположить, что в христианской стране моя дочь станет наложницей». Остановимся на понятии «наложница». Речь идет не только о юридическом статусе.

Недаром Иегуда дружит и спорит с мудрецом Мусой (С. Кушаков), у которого весьма смелые философские и религиозные мировоззрения и для наших с вами реалий. Наложница – суть отношения к Ракели короля. Дальнейшее развитие событий продемонстрировало это. Вдумайтесь, никто не посмеет назвать наложницей мадам Помпадур. Роксолану из рабынь и наложниц султан поднял к самым вершинам. Ракель в спектакле, увы, ждала другая участь.

Отец оставляет выбор за дочерью. Что это - уважение права девушки определить свою судьбу самой? Или не хватило сил самому решить, отдать ли собственное дитя на растление сластолюбивому властителю или лишиться положения в обществе, большей части имущества, возможно, и жизни? В итоге с жизнью все равно пришлось расстаться. Ракель соглашается стать наложницей короля. Девушка не глупа, понимает, что в случае отказа, могут прибегнуть и к силе, если не удастся во время скрыться. Что двигает ею – чувства ли, самопожертвование во имя семьи и соплеменников, личная выгода – решайте сами. Постановщики предоставляют нам право на свою точку зрения.

Об уме девушки говорят и такие ее слова: «Лучше вареное яйцо в мирное время, чем жирный бык в войну». Жаль, Альфонсо не ценил ее ум, другое его привлекало: «Ракель мне нравится больше всего, когда молчит». Красноречиво демонстрирует истинную сущность короля следующая его фраза: «Деньги на дом нашлись, а на войну нет». Леонор отлично знала своего супруга. «Властолюбие – надежнейшая из страстей. Нет большего удовольствия, чем помыкать людьми».

Ярко и необычно решена сцена убийства Ракели и Иегуды. Как таковой расправы над ними мы не видим. Отец, дочь и преданная ей кормилица (Ирина Балай) сидят неподвижно в центре сцены. А перед самой рампой несколько фанатиков омывают свои руки кровью в тазу. По воздействию – это куда сильнее взмахов бутафорского кинжала.

Столь же образно и ярко визуализируется возвращение Альфонсо с войны. Король идет, впрягшись в повозку, нагруженную покрытыми рогожей трупами. Сергей Стругачев неоднозначно и сильно решает образ своего героя. Да король, но и человек мятущийся. И все-таки побеждает король. Когда Альфонсо узнает о том, что у Ракели в его отсутствие родился сын и ребенка успели скрыть от расправы, то произносит «зачетную» фразу: «Моего сына украли евреи». Браво!

Спектакль не столько о больших чувствах, сколько о том, что может скрываться под словами «великая любовь», о зависимости от мировоззрения одних и тех же вещей, о власти, о том, что ради достижения целей правителей из людей делают фанатиков, проливающих кровь своих соседей. О том, что один из героев «Царства небесного» (фильм Ридли Скотта) сформулировал так: «Мы воюем не за гроб Господень, а за золото и землю. Я понял это со стыдом».

 Это взгляд из зала. Из конкретного кресла, моего. Посмотрите спектакль, коль будет такая возможность. Не исключено, вы увидите свой рисунок на этой канве. Как ни относиться к происходящему на сцене, вы не пожалеете. Актерская игра потрясающая. Три часа мы, зрители, живем действием на сцене, пропускаем через себя, уносим частичку энергии исполнителей с собой. Как лепестки божественного пламени, которыми Прометей одарил людей. Перед нами создается альтернативная реальность. Вызов Творцу.

К моему сожалению, посещение театра не обошлось без «великого» и «ужасного» бизнеса. По окончании спектакля талантливый актер Стругачев проникновенно призвал зрителей внести пожертвования в гуманитарный фонд, дабы помочь собрать деньги на лечение мальчика трех с половиной месяцев, приехавшего сюда из Крыма. Бедный мальчик! Зрители покидали театр под перекрестными уничижающими взглядами двух человек, стоящих с коробками для пожертвований по обеим сторонам дверей...