Нью-Йорк обсуждает новый скандал с нашими соотечественниками.

Опубликовано: 1 ноября 2012 г.
Рубрики:

Ruzilya_Khusnutdinova-w.jpg

Рузиля Хуснутдинова
Рузиля Хуснутдинова  Photo courtesy: nydailynews.com
Рузиля Хуснутдинова Photo courtesy: nydailynews.com
На первой странице газеты «Нью-Йорк Дэйли Ньюс» с продолжением внутри, а также в газете «Нью-Йорк Пост», в других газетах и на их интернетных порталах опубликован материал о судебном иске на 16 миллионов долларов. Эту сумму требует за моральный ущерб Рузиля Хуснутдинова, студентка из Казани, приехавшая на учёбу в Нью-Йорк по студенческой визе J-1. Как сообщают американские газеты, Рузиля Хуснутдинова, которой 24 года, подала в суд на своего бывшего сожителя, бруклинского зубного врача Владимира Драновского, 42 лет, за то, что он, якобы, разместил её фотографии в бикини на интернетной странице эскорт-сервиса без её разрешения. Из-за этих фотографий иммиграционные власти заподозрили студентку из России в проституции, и теперь ей грозит депортация. Дело принял к рассмотрению Верховный суд Бруклина. Хуснутдинова судит также интернетную компанию Primal Ventures, владеющую порталами escortsexguide и stripclubnetwork, а также управляющего компанией Пола Брауна.

Иммиграционный адвокат Хуснутдиновой Елена Шевцова рассказала, что её подзащитная находится в США легально по студенческой визе, что она училась на биохимика в Казанском университете, ушла с последнего курса и приехала в Нью-Йорк, когда ей был 21 год. В августе 2009 года при помощи русского интернетного сайта познакомилась с Драновским. Они сошлись. Он стал ей помогать. Снимки полуголой Хуснутдиновой были сделаны в их номере гостиницы на озере Лейк-Джордж, штат Нью-Йорк, где они хорошо провели время. В 2011 году они расстались, так как Драновский стал, по заявлению Хуснутдиновой, оскорблять её словесно и физически. Угрожал, а один раз даже бросил в неё ремень! Когда она попросила у него свой паспорт и другие документы, Драновский потребовал за это 4 тысячи долларов и пригрозил, что добьется её депортации. Она заявила в полицию. Драновский вынужден был вернуть документы, признав себя виновным в этом нарушении закона. Что касается обвинений в том, что он разместил снимки на сайте эскорт-сервиса, то Драновский это отрицает.

vladimir Dranovsky profile photo at facebook w.jpg

Такое фото (портрет работы Вадима Селицкого) разместил Владимир Драновский на своей страничке в Facebook
Такое фото (портрет работы Вадима Селицкого) разместил Владимир Драновский на своей страничке в Facebook. Photo courtesy: facebook
Такое фото (портрет работы Вадима Селицкого) разместил Владимир Драновский на своей страничке в Facebook. Photo courtesy: facebook
Он отказался давать мне интервью, поскольку официальных обвинений из суда ещё не получил. На сайте эскорт-сервиса говорится, что Хуснутдинова берёт за сексуальные услуги от 200 до 600 долларов в час, в зависимости от фантазии... Адвокат Елена Шевцова утверждает, что её подзащитная испытывает депрессию (за это — 8 миллионов долларов), что её оболгали (за ложь ещё 4 миллиона) и что нарушили её гражданские права (ещё 4 миллиона, итого 16 миллионов долларов).

Елена Шевцова отрицает, что её подзащитная до знакомства с обвиняемым работала в эскорт-сервисе:

— Это выдумка Драновского, который, естественно, хочет защитить себя. Когда девушка фотографировалась полуголой, она по наивности не могла себе представить, что эти снимки могут быть использованы против неё. Поэтому совет всем девушкам: не делать таких снимков даже в случае, если вы очень сильно влюблены и очень сильно доверяете человеку.

— Почему он не вернул документы? Ведь наверняка знал, что это уголовное преступление...

— Вероятно, он не думал, что девочка-иммигрантка, у которой нет здесь семьи, решит обратиться к полицейским.

— Поскольку она истец и жертва, ей депортация, видимо, не грозит? Может, всё затеяно ради этого?

Елена Шевцова сказала, что это не так.

Естественно, Драновский, у которого зубоврачебный офис находится в бруклинском районе Бенсонхёрст, утверждает, что Рузиля его обманула, что она просто хочет содрать с него побольше, и жертва не она, а он. Возможно, в этом деле нет ни стопроцентного злодейства, ни стопроцентной невинности. Она, вероятно, не была девочкой, а уж он, тем более, на девочку не похож. Впрочем, не нам судить: пусть суд рассудит.

Одно можно сказать: теперь это уже его зубная боль.