Шимпанзе

Опубликовано: 16 мая 2012 г.
Рубрики:

Chimpanzee_w.jpg

Кадр из фильма «Шимпанзе» студии «Дисней»
Кадр из фильма «Шимпанзе» студии «Дисней». Photo by Martyn Colbeck – © 2012 - Disney
Кадр из фильма «Шимпанзе» студии «Дисней». Photo by Martyn Colbeck – © 2012 - Disney
Шимпанзе

Chimpanzee

Режиссеры Аластер Фозергилл и Марк Линфилд

Этот документальный фильм специально выпустили в прокат к 22 апреля.

В 2009 году ООН, почему-то по инициативе Боливии, объявила эту дату международным праздником под чувствительным названием «День Матери-Земли». Вообще-то День Земли в Америке был провозглашен Нельсоном, сенатором-демократом от Коннектикута, уже давно, в 1970 году — аккурат в столетнюю годовщину со дня рождения Ленина. Совпадение это или нет, можно только догадываться. ООН призвал человечество устанавливать гармонию с природой и Землей, защищать нашу планету и окружающую среду. Обычная болтовня и показуха. В день Матушки-Сырой Земли у нас в Лос-Анджелесе честные идеалисты выходят на что-то вроде субботника и убирают мусор с пляжей.

Два британских режиссера, сделавшие этот фильм, давно работают в области документалистики, посвященной природе. В серии «Земля» они сделали уже три полнометражных картины — про китов, белых медведей и слонов. Теперь пришла очередь шимпанзе. Это заказ студии «Дисней».

Как пишет критик Лу Люменик, фильм «воскрешает худшие традиции диснеевских фильмов о природе, снимавшихся с 50-х до 70-х годов». Это антропоморфизм, или очеловечивание животных. Делается это, разумеется, из лучших побуждений — чтобы мы их полюбили, потому что они «такие же, как мы». Увы — в действительности многие, кто наивно верил этой лжи, расплатились за братанье с дикими зверями здоровьем, а то и жизнью. Рецензент Брайан Орндорф справедливо замечает, что подобные картины наседают на нас с требованиями любви, вместо того, чтобы давать нам правдивую информацию.

«Шимпанзе» снимали четыре года в джунглях Берега Слоновой Кости. Но с экрана мы слышим — «дождевой лес». То, что «прогрессисты» настойчиво пытаются заменить слово «джунгли» этим выдуманным политкорректным словосочетанием — rain forest — обозначает все ту же тенденцию. У слова «джунгли» есть смысловой оттенок — дикость, опасность, который неприятен обожателям природы.

Фильм прослеживает жизнь стаи шимпанзе. Слово «стая» тоже не употребляется — слишком оно «звериное», вместо него в фильме говорят «группа». Герой — маленький шимпанзенок, про которого нам сообщают, что его зовут Оскар. Его мать исчезает — видимо, ее съел леопард. Сирота никому не нужен, его не кормят и гонят прочь. И вдруг вожак стаи, седобородый дед-шимпанзе (по воле Диснея его зовут Фредди) проявляет к Оскару сочувствие. Разрешает ему ездить у себя на спине, делится с ним едой и тем спасает от гибели.

Этот удивительный и, видимо, редчайший случай — правда. Об этом свидетельствуют операторы, снимавшие фильм. Их показывают в конце, когда уже идут финальные титры, и они говорят о том, как были растроганы обезьяньим альтруизмом. Увидеть такое, конечно, было большой удачей.

То, как снят материал, как подсмотрена жизнь стаи, граничит с чудом. Это стало возможно не только благодаря мастерству и терпению операторов, но и благодаря фантастическому съемочному оборудованию. Например, в конце мы — к сожалению, мельком — видим кабель, невероятным образом протянутый над джунглями, а по нему скользит какая-то удивительная коляска с операторами.

Юные зрители смогут узнать из фильма, что шимпанзе пользуются орудиями — разбивают орехи камнем, достают насекомых из-под коры прутиком. Закадровый текст, который весело читает Тим Аллен, комментирует это, как написал критик Майлз Хауард, «на уровне дошкольников». На этот же уровень рассчитано противопоставление двух стай шимпанзе как двух банд. Наша — хорошая, а стая чужаков, вторгающаяся на ее территорию в поисках пищи — плохая. Чужие шимпанзе сняты как зловещие темные фигуры, а их вожаку дана уголовная кличка Шрам.

Оказалось невозможным обойти тот прискорбный факт, что шимпанзе охотятся на мелких обезьян. Делают они это искусно: одни гонят жертв в нужном направлении, другие ждут в засаде и хватают добычу. Но сделано все возможное, чтобы не оскорбить хрупких чувств зрителя. Ни расправы, ни поедания не показано (мы видим только — на секунду — как седобородый Фредди жует какое-то мясо), так что многие дети вообще не понимают, что происходит. Я вовсе не настаиваю на жестоком натурализме, но стыдливо замазывать тот факт, что шимпанзе — хищники, по-моему, глуповато. Едят они и собственных сородичей, но об этом фильм и вовсе боится упоминать.

В результате многие рецензии просто неловко читать. Вот захлебывается Том Лонг из Детройта: «Это чудо природы, напоминающее нам о том, как тесно мы связаны с другими видами, и как драгоценна, своеобразна и просто волшебна их жизнь». Вот Стивен Уитти полагает, что после этого фильма дети начнут отождествлять себя с обезьянами, и критика это вполне устраивает. Майкл О’Салливен из «Вашингтон пост» уверен, что в результате просмотра дети захотят взять шимпанзе домой на воспитание, и это его не пугает. А восторженная Джин Каплан полагает, что те, кого не заинтересует история «этого малыша», подобны, в своей душевной черствости... вождю гуннов Атилле.

 

Отдавая должное удивительному мастерству операторов, невозможно преодолеть разочарование от наивной и примитивной идеологической направленности фильма. Политкорректность сильно снижает его познавательную ценность.

На сайте «Гнилые помидоры» положительных рецензий 78 процентов (против антропоморфизма протестует все-таки немало критиков), а зрителей, которые «за» — 80 процентов.

***


***** — замечательный фильм

**** — хороший фильм

*** — так себе

** — плохой фильм

*— кошмарный