Просуществует ли Россия до 2084 года?

Опубликовано: 16 февраля 2012 г.
Рубрики:

lawrence Sheets w.jpg

Лоуренс Скотт Шитс и его книга «Восемь осколков империи. Путешествие длиною в 20 лет после распада СССР».
Лоуренс Скотт Шитс и его книга «Восемь осколков империи. Путешествие длиною в 20 лет после распада СССР».
Лоуренс Скотт Шитс и его книга «Восемь осколков империи. Путешествие длиною в 20 лет после распада СССР».
Недавно издательство «Краун Паблишинг» (Crown Publishing), которое входит в состав крупнейшей американской издательской корпорации «Рэндом Хаус» (Random House), выпустило книгу «Восемь осколков империи. Путешествие длиною в 20 лет после распада СССР». Автор книги — журналист и политолог Лоуренс Скотт Шитс, директор закавказского проекта Международной кризисной группы (International Crisis Group).

В рецензии, опубликованной в престижном американском журнале Economist, говорится, что книга «Восемь осколков империи» является бесценным свидетельством психологической травмы, пережитой и переживаемой россиянами после распада Советского Союза. «Эта книга, — говорится в рецензии, — написана с обезоруживающей честностью и симпатией», симпатией к людям, которые, как и их страна, невольно оказались «осколками». В своей книге автор подвёл итог наблюдениям, которые он, американский журналист, вёл в течение 20 лет, работая в Москве и на Кавказе. Лоуренс Скотт Шитс утверждает, что распад СССР прошёл вовсе не так мирно, как представляют на Западе. Он описывает войны, последовавшие за распадом советской империи, которые Запад, в общем, не заметил, поскольку внимание было занято объединением Германии и распадом Югославии.

На мой вопрос, какую задачу ставил перед собой автор, приступая к работе над книгой, Лоуренс Скотт Шитс ответил:

— Когда я решил писать книгу, я искал некую весомую идею. Но когда я начал анализировать события, свидетелем которых я был в течение многих лет — а это и распад Советского Союза, и последовавшие за этим войны — я решил, что гораздо важнее рассказать, как люди пережили время невероятных сдвигов. Американцам и всем за пределами Советского Союза трудно себе вообразить, через что прошли граждане СССР после распада своей страны. Жизнь этих людей перевернулась. Все они оказались в других странах. Наступил период хаоса. Правила, по которым они жили, были написаны заново. Я поставил перед собой задачу погрузить читателя в реальную ситуацию, в которой оказались реальные люди, и показать, через что им пришлось пройти.

— По-вашему период самораспада стран на пост-советском пространстве, включая Россию, закончился?

— Этот вопрос близок к одной из главных идей книги. Распада Советского Союза мало кто ожидал, будь то серьёзные учёные, политологи, аналитики Госдепартамента, люди в Советском Союзе... Даже среди тех, кто не верил в жизнеспособность советской системы и предсказывал её гибель, очень немногие осмеливались предвидеть столь быстрый крах Советской империи. Но этот крах оказался не окончанием, а началом процесса распада. Мы видим, что конфликты, возникшие с концом СССР, остаются нерешёнными спустя 20 лет. Это конфликты внутри Грузии, между Грузией и Россией, между Азербайджаном и Арменией (проблема Нагорного Карабаха), конфликты в странах Центральной Азии. В большинстве стран, ставших независимыми, установлен авторитарный или полуавторитарный режим, который вряд ли продержится долго. Взгляните также на происходящее в самой России. Участники множества недавних демонстраций протеста в Москве и других городах страны призывали отделиться от северокавказских республик, на содержание которых центральному правительству России приходится тратить огромные средства. Причём, основная часть этих средств разворовывается местными правителями, которые фактически уже являются главами независимых государств. Пример — Чечня, которая теперь, при Кадырове, обладает большей независимостью, чем когда ею управляли сепаратисты. Всё больше россиян не хотят, чтобы Северный Кавказ входил в состав Российской Федерации. Но у российского руководства противоположное мнение. Сторонам рано или поздно придётся сделать выбор. Не трудно представить, что у России может пропасть желание удерживать некоторые из северокавказских территорий и северокавказских республик. Так что дальнейший распад России возможен.

— Могут ли воспрепятствовать процессу распада внешние конфликты России с соседними странами?

— Я думаю, что возможность новых конфликтов между Россией и республиками, получившими независимость после распада СССР, мало вероятна. Опасность в другом: в конфликтах внутри самой России, прежде всего на Северном Кавказе, в расширении активности там иностранных боевиков и в усталости граждан России от конфликтов на Северном Кавказе. К сожалению, США и международное сообщество мало чем могут помочь России сохранить единство и удержать Северный Кавказ. Мне кажется, что нынешний премьер-министр Владимир Путин, который возможно опять станет президентом России, окажется перед той же дилеммой, перед которой стоял Михаил Горбачёв в 1985 году. А именно: если систему реформировать, сделать её более демократичной, и одновременно урезать средства на содержание некоторых наиболее коррумпированных республик Северного Кавказа, ситуация станет ещё менее стабильной. Когда в 1985 году Горбачёв взял курс на реформы, он понимал, что это опасный путь, но не понимал, насколько, не мог предугадать, что страна развалится всего через 6 лет. Думаю, Путин понимает всю опасность попыток провести реформы на Северном Кавказе, где местная элита погрязла в коррупции, но при этом верно служит Кремлю в обмен на колоссальные бюджетные вливания из Москвы. Плюс различные группы боевиков. Плюс усталость россиян от проблем Северного Кавказа. Так не может продолжаться долго. Вопрос о необходимости реальных реформ в России, я полагаю, стоит на повестке дня. Реформы необходимы, но в то же время опасны, поскольку, как в своё время горбачёвские реформы, могут привести к развалу страны.

— Как вы оцениваете тот факт, что правительственная пропаганда России при всей сложности ситуации продолжает культивировать идеи исключительности и величия России? Благодаря этой пропаганде в сознании многих россиян их страна остаётся великой империей, тогда как реальность уже иная...

— Постимперский синдром типичен для любой страны, которая была огромной и играла роль великой державы. Естественно, в таких странах имеет место желание реставрировать былую мощь. Но на практике это невозможно. Это уже вопрос не политический и не стратегический, а чисто психологический. В российском случае определённую роль играет возраст людей. Думаю, люди молодые, которые плохо помнят Советский Союз, не страдают ностальгией. В отличие от многих людей постарше. В 2003 году в московском Музее современной истории России была устроена выставка, посвящённая 50-летию со дня смерти Сталина. И тогда же опрос общественного мнения показал, что большинство пришедших на выставку оценивает роль Сталина положительно. Посетители с гордостью говорили, что при Сталине весь мир боялся Советского Союза. В то же время многие россияне не против того, чтобы избавиться от Чечни и Дагестана. Но Путин заявил, что России понадобилось 300 лет для покорения Северного Кавказа, и что отказываться от такого завоевания нельзя.

— Когда-то Андрей Амальрик задал вопрос «Доживёт ли Советский Союз до 1984 года?» А доживёт ли Россия в её нынешнем виде до 2084 года?

— Что ж, учитывая демографическую ситуацию в России и быстрый рост мусульманского населения, беспокойство за существование России в её нынешнем виде вполне обоснованно. При этом экономическое положение в стране относительно хорошее, и естественно было бы ожидать, что население должно быть довольно. Однако беспокойство в народе растёт. И можно себе представить ситуацию, когда экономическое положение ухудшится! А это реально. Отсюда неуверенность россиян в своём будущем. Тем более, что в ближайшие 10-20-30 лет собственно русское население, судя по всему, будет и далее уменьшаться, а мусульманское население будет и далее увеличиваться. Понимание этого — одна из причин, почему россияне не хотят больше кормить Северный Кавказ. Россияне справедливо опасаются, что лицо их страны меняется. Не исключено, что ответ на вопрос, «Доживёт ли Россия до 2084 года?», мы получим ещё при нашей жизни. Любой объективный наблюдатель, оценивающий настроения как российских властей, так и российских граждан, и анализирующий реальную обстановку в стране, видит все признаки надвигающейся дезинтеграции. Многие республики федерации хотят освободиться от диктата Москвы, а многие россияне славянского происхождения хотят освободиться от этих республик. Наблюдается очень интересная динамика. И очень непредсказуемая.