Не оставившие следа

Опубликовано: 16 ноября 2001 г.
Рубрики:
Монета с изображением хазарского хана

Хазары - это одно из самых удивительных "белых пятен" в истории. С одной стороны, о них, вроде бы, известно всё, с другой - достоверно о них известно бесконечно мало: они не оставили после себя ни одной буквы, ни одной сколько-нибудь стоящей археологической находки. И название, которое бытует у археологов для подобных случаев, - "Не оставившие следа", как нельзя более подходит им.

С каким облегчением вздохнули бы историки и антропологи, этнографы и лингвисты, если бы представитель каждой из указанных специальностей мог просто и однозначно классифицировать мощные миграционные волны кочевников, катившиеся некогда на запад из Восточно-Азиатских степей. Каждый раз, на долгие столетия, между Карпатами и Аральским морем возникала очередная "сверхдержава"-империя, включавшая в себя огромные территории, населенные бесчисленными племенами и народами, каждый из которых отличался от других своим языком, обычаями, внешностью или верованиями. Народ, стоявший во главе такой империи, давал ей свое имя; его язык становился чем-то вроде государственного, проникал во все прочие языки и, в свою очередь, вбирал в себя множество слов и выражений из этих покоренных языков.

А потом, сотни лет спустя, языковеды начинали обалдевать от напрасных попыток определить язык, на котором говорила "метрополия", или на котором говорила та или иная входящая в нее "колония".

В 4-м веке от Центральной Азии до Дуная простиралась колоссальная империя гуннов во главе с Аттилой. Кто такие были гунны историкам и этнографам достоверно неизвестно, но судя по китайским источникам, это были монгольские племена.

В 5-м веке, после смерти своего знаменитого вождя, эта империя начала расслаиваться. Первым делом на востоке выделились так называемые "белые гунны", именуемые в Европе аварами, а на Руси обрами. Это снова был конгломерат различных народов, во главе которого стояли монгольские племена. Затем западные гунны распались на целый ряд племенных разноязычных союзов - кутигуры, утигуры, сабрийские гунны и аланы. Весь этот пестрый набор племен был покорен аварами, и 6-й век проходит под знаком господства новой мощной империи - Аварского каганата. И ни один лингвист или этнограф не может с уверенностью сказать, кто же такие были авары.

И снова на востоке из каганата выделился союз племен - "восточные тюрки". В 576 году они совершили набег на Северный Кавказ, находившийся в вассальной зависимости от аваров, и в результате этого набега на исторической сцене появился новый народ - хазары, герои этого очерка, вошедшие в состав Восточно-тюркского каганата.

Кто же такие были хазары? Для счастливых людей, не ведающих сомнений, всё ясно: они были тюрками и предками караимов. К сожалению, дело обстоит гораздо сложнее. Древнеармянскпие историки, без всяких колебаний, считали родиной хазар Дагестан, а их язык - одним из бесчисленных северокавказских языков. Византийские историки, так же уверенно, называли хазар просто "восточными тюрками". Историки же арабы видели в хазарах пришельцев из северного Ирана. Кто из них прав?

Вся сложность заключается в том, что до нас не дошла ни единая строка с записью хазарского языка - ни единая! И лингвисты могут ориентироваться лишь на известные им личные имена хазар или на названия их городов и населенных пунктов (топонимические данные). Но даже этот убогий источник информации оставляет место лишь для гипотез и домыслов. Личные имена действительно наталкивают на мысль об одном из тюркских диалектов (особенно - на язык волжских болгар); топонимические же данные указывают на сходство с чувашским, угро-финским и даже монгольским языками. Само название "хазары" появилось впервые в 6 веке, но и тогда, 14 столетий назад, никто не имел понятия, что оно означает, и тем более никто не знает этого сейчас. Древнерусские летописи, между прочим, называют хазар "белыми уграми", в отличие от "черных угров" - мадьяр. Так что однозначно ответить на вопрос, кто чей предок и кто чей потомок, совершенно невозможно.

Как уже было сказано, от почти пятисотлетней истории хазар практически не осталось никаких следов - даже от тех времен, когда могущественное хазарское ханство простиралось от Аральского моря до Дуная и от верхней Волги до Крыма, покорив и вобрав в себя многочисленные разноязычные племена. Так что нашим довольно-таки скупым сведениям о хазарах мы обязаны средневековым путешественникам (главным образом арабским - Ибн-Масуди, аль-Истахри, Ибн-Руста и другим) и византийским историкам. И, как всегда в тех случаях, когда история бедна фактами, она немедленно обрастает разного рода живописными легендами. О них интересно рассказывать и читать, не забывая однако, что всё это - не больше, чем легенды.

В 626 году недолговечный Восточно-тюркский каганат распался, и на его обломках появились три независимых кочевых народа - хазары, болгары и аланы. Их мирное сосуществование длилось менее четверти века, и около 650 года хазары в двух последовательных битвах разгромили аланов и болгар. При этом часть болгар бежала на Дунай, где этому тюркоязычному народу предстояло смешаться с южными славянами и стать основателем славяноязычной болгарской нации (опять всё то же "кто есть кто?"). Другая часть болгар бежала на Волгу (волжские болгары) и вместе с аланами стали данниками хазар.

С этого времени начинается систематическое продвижение хазар на запад и юг, сопровождаемое грабительскими набегами на Грузию и Армению (681), Азербайджан (717), аланов (721). В 730 году хазары сталкиваются с арабами, как раз в это время создававшими неслыханную по величине мировую империю - Арабский халифат. В этом столкновении хазары не просто одержали победу - они дошли вплоть до Мосула в северном Ираке, и результат этой войны для всемирной истории был огромен: отныне и навсегда Кавказ стал северной границей в арабских завоеваниях. История иногда поразительно причудлива: почти в то же самое время, в 732 году, франк Карл Мартелл в знаменитой битве под Пуатье положил конец продвижению арабов в Европу.

Правда, всего несколько лет спустя (737), в очередной войне с арабами победу одержали эти последние, и победой этой немедленно воспользовались ранее входившие в ханство волжские болгары и мадьяры. Они, выражаясь по-современному, самоопределились и стали чем-то вроде союзников-партнеров, добровольно признавая старшинство хазарского кагана. А еще через полвека (785) хазары изгнали из Крыма готов и наложили тяжелую дань на славянские племена, обитающие на территории современной Украины, - ее центральной и южной части.

Описываемое время представляло собой пик могущества хазарского ханства, и лучше всего, пожалуй, оно иллюстрируется отношениями Хазарии и Византии. Хазары появились на международной арене в царствование императора Гераклия (610-641), почти целиком посвященном войнам с сасанидской Персией - заклятым врагом Византии. Хазарский "великий хан" (каган - позднее этот титул возьмет себе Чингисхан) послал в помощь Гераклию 40 тысяч воинов, помог ему одержать победу и в качестве награды получил руку одной из дочерей императора.

Император Юстиниан II провел в Хазарии годы своего изгнания и женился там на дочери кагана (704). Правда, в 711-м хазары, поддержав мятеж херсонесцев против Византии, способствовали падению Юстиниана. В 732-м император Лев Исаврянин женил своего сына (будущего императора Константина V) на хазарской принцессе Цицакон (что в переводе означает Цветок), получившей при крещении имя Ирина. А их сын, император Лев VI, носил прозвище Хазарин. Так что, как видите, связь двух империй в те поры была тесной и равноправной.

В некоторых отношениях Хазария была государством совершенно уникальным, и прежде всего, совсем особым было ее географическое положение: она представляла собой нечто вроде колоссальной Палестины, "перекрестка цивилизаций". К западу от нее лежали русские земли - преддверие к Восточной и Западной Европе; к востоку - земли Центральной Азии, ворота в Китай и Индию; а на юге лежали Византия и Персия, тогдашние "великие державы". И судьба того или иного государства часто зависела от того, на чью сторону стали хазары.

Это же географическое положение было жизненно важным для получения главного вида доходов, которыми жило государство, - доходов от торговли. Через Хазарию проходили караванные дороги, представлявшие собой часть Великого шелкового пути, соединявшего Китай с северной Персией. Сюда, через Русь и Византию, шли торговые пути из Европы, сюда подходила большая караванная дорога из стран Средиземноморья и Месопотамии. Сюда же поступали товары из суровых северных стран. И за каждый тюк товара, провозимый в любую сторону, взималась высокая пошлина в пользу великого хана. А потом каждый глава клана или племени, по территории которого проходила дорога, взимал свою пошлину. И были еще "отряды вольных стрелков" - разбойничков-грабителей, выражаясь проще, безнаказанно грабивших проходящие караваны и либо убивавших их владельцев, либо державших их для выкупа, либо продававших в рабство. Так что ближайшие соседи хазар люто их ненавидели и, как выражались древние летописи, "алкали мщения".

Совершенно необычным было социальное и государственное устройство Хазарии. В отличие от современных ему государств, монарх-каган отнюдь не обладал реальной властью, а был подобием нынешней английской королевы, наделенной некоторым религиозным авторитетом: он управлял, но не правил. И войско хазар отнюдь не имело той строгой дисциплины и стройности, как, скажем, войска монголов или турок. Отдельные отряды, подчинявшиеся своим племенным вождям, совершали налеты на близлежащие народы (особенно часто на Русь), захватывая рабов и скот на продажу.

Ибо хазары, помимо взимания торговых пошлин и помимо грабежей на караванных дорогах, торговали и сами. Во-первых - захваченные рабы и скот. Во-вторых - огромная часть населения Хазарии представляла собой кочевников-скотоводов, торгующих разводимыми ими овцами. Как это ни удивительно, но, в-третьих, в этой по преимуществу кочевой империи была и другая часть населения - земледельцы и пчеловоды, торговавшие просом и медом. И торговали они, разумеется, не сами: для этого были купцы, жившие в городах, скупавшие всё у своих и перепродававшие это проезжим купцам.

Да, в Хазарии был ряд городов, в которых скрещивались торговые пути, и самыми значительными из них были две столицы ханства: древняя - Семендер, на берегу Каспийского моря, и новая - Итиль, в устье Волги. И для жителя Запада, и для жителя Востока это были странные столицы. В основном они состояли из глинобитных мазанок, но среди них возвышались хоромы кагана из привезенного камня, построенные греческими архитекторами, а также синагоги, мечети и христианские церкви.

Это тоже была чуть ли не самая поразительная особенность Хазарии: ее верховный повелитель, каган, его родня, а также вся хазарская знать - всего около 4000 человек, исповедовали иудаизм. Сотни тысяч остальных подданных кагана исповедовали ислам, христианство и язычество - традиционные верования монгольских и тюркских кочевников. В государстве существовал Верховный суд, решения которого были обязательны не только для любого подданного, но и для самого кагана; и состоял это суд из семи членов: два иудея, два мусульманина, два христианина и один язычник. Случается, что в литературе Хазарский каганат именуется "Еврейским хазарским царством". Это, конечно, неправильно - евреи составляли весьма малую часть населения каганата, но то, что правящая элита такого могущественного государства исповедовала иудаизм, - факт, разумеется, в истории беспрецедентный.

Этот факт играл также существенную роль в иммиграции в Хазарию гонимых евреев, хотя число этих беглецов не шло ни в какое сравнение с числом тех, кто нашел приют в завоеванной арабами Испании. Вот что писал арабский путешественник Ибн-Масуди, посетивший Хазарию в 854 году: "Население столицы хазар состоит из иудеев, мусульман, христиан и язычников. Каган и его двор исповедуют иудаизм со времен Гаруна аль-Рашида, и многие евреи переселились сюда из земель ислама и из Византии: византийские императоры жестоко преследовали их и насильно обращали в христианство"

В смысле веротерпимости Хазарское ханство тоже представляло собой совершенно особый по тем временам случай. Приверженность кагана и его окружения иудаизму ни в коей мере не оказывала влияние на его отношение к иным религиям. В этом смысле Хазарию можно сравнить разве что с Персидской империей Ахеменидов или с империей Александра Великого.

Если исповедание хазарскими каганами и их окружением иудаизма - неоспоримый факт, то история о том, с чего именно это началось, представляет собой причудливую смесь легенд и фантазий, противоречащих друг другу, имеющих весьма малую историческую ценность, но зато романтичных и интересных. Поскольку имя кагана, принявшего иудаизм - Булан, среди прочих противоречивых деталей остается неизменным, историки склонны считать его личностью реальной. Вообще, как это ни странно, первое зафиксированное сообщение о хазарских каганах, исповедующих еврейскую веру, находится не у евреев и не у арабов, а у европейца - у франкского хрониста времен Карла Великого (самое начало 9 века) Друтмара Аквитанского. Оно пришло к нему, по-видимому, с каким-нибудь побывавшим в Хазарии купцом.

Два источника, с двумя версиями рассказа о подробностях перехода хана Булана в иудаизм, отличаются одной характерной особенностью: более поздний из них указывает на более раннюю дату этого события (630 год), более ранний - на более позднюю дату (740 год). Мы, конечно же, познакомимся с обеими версиями, но начнем с хронологически более ранней.

Эта версия содержится в так называемом "Кембриджском документе", представляющем собой рукопись 12 века, найденную в каирской генизе - особом хранилище при синагоге для старых книг и рукописей. Не исключено, что автор этой рукописи использовал какой-то более ранний источник, но, во всяком случае, именно этот сюжет упомянут в знаменитой книге знаменитого поэта и философа Иегуды Галеви "Книга Хазара" ("Книга доказательства и довода в пользу униженной веры"), увидевшей свет в 1140 году.

На сюжет легенды, видимо, повлиял аналогичный легендарный сюжет, широко известный в Византии и вообще на Ближнем Востоке. Римский император Константин великий, рассказывает легенда, еще будучи язычником и готовясь к решающему сражению, вдруг увидел на небе огненный крест с надписью: "Сим знамением победишь!" Он действительно победил, уверовал и стал ревностным христианином.

Нечто подобное произошло в 630 году и с хазарским ханом Буланом. Язычник, он внезапно заболел страшной болезнью и во сне получил откровение: только если он перейдет под покровительство еврейского Бога, его ждет исцеление. Булан пригласил к себе раввинов из Вавилонии, получил все разъяснения и наставления и, совершив все необходимые обряды, приобщился к Закону Моисееву. И сразу вслед за этим свершилось чудо исцеления, после которого, уверовав, к иудаизму приобщились все родственники кагана, а потом и вся знать.

Вторая версия связана с именем еврея Ибн-Шапрута (915-970), знаменитого великого визиря двух кордовских халифов - Абд-эль-Рахмана III и Хакама II, - богача, способствовавшего и своим авторитетом, и своим богатством расцвету "Золотого века" еврейской культуры в арабской Испании. О существовании могущественного Хазарского царства во главе с каганом-евреем Ибн-Шапрут, скорее всего, узнал, как и Друтмар Аквитанский, от арабских купцов. Мощное еврейское государство в Центральной Азии самим своим существованием должно было безмерно повысить международный авторитет евреев, а личные контакты Ибн-Шапрута с главою этого государства - авторитет великого визиря. Так появилась так называемая "хазарская переписка", которая вплоть до последних десятилетий принималась за подлинную, да и теперь еще некоторые историки по инерции ссылаются на нее. Подделкой в точном смысле этого слова "переписка" считаться не может, поскольку создана она именно в то время, которое в ней указано, и лишь обстоятельства ее создания указывают на фальсификацию.

Обстоятельства же эти таковы. Около 950 года в Кордове "по каким-то своим делам" оказались "два славянина-еврея" - явление совершенно невероятное по тем временам. Ибн-Шапрут, обуреваемый желанием снестись с повелителем "Еврейского царства Хазарии", написал ему письмо о делах евреев в Кордовском халифате и попросил этих двух славянских евреев доставить письмо по назначению и привезти ответ. При этом, посланцам надлежало: за пределами Испании изображать из себя католических монахов-миссионеров, в славянских землях - славян-язычников, и лишь попав в пределы Хазарии, стать теми, кем они были - евреями. Получив же ответ, всё надлежало совершить в обратном порядке. Каким образом они ухитрились все это проделать, неизвестно, но некоторое время спустя Ибн-Шапрут получил долгожданный ответ.

Письма Ибн-Шапрута к хазарскому кагану никто и никогда, естественно, не видел, как, впрочем, и упомянутых славян-евреев. Зато "ответ" видели и читали все, и он во многих копиях хранился в различных архивах. В этом ответе хазарский каган, именовавший себя Иосифом, писал среди прочего следующее: ..."Я живу в устье реки (Ибн-Шапрут не знал ни славянского названия Волга, ни тюркского Итиль, поэтому каган пишет просто "река") и с помощью Всевышнего охраняю ее от руссов, прибывающих сюда, пересекши Каспийское море, чтобы идти в страны исмаилитов (т.е. арабов). Я сдерживаю натиск этих врагов, дабы не достигли они пролива Баб-эль-Бабваб, вследствие чего я непрерывно и жестоко воюю с ними. Если бы не это, они разрушили бы земли исмаилитов до самого Багдада".

Это письмо примечательно по двум причинам. Во-первых, до сведения арабских владык доводится существенная роль евреев, пусть даже хазарских, защищающих их от нашествия русских князей. Во-вторых, как раз в это время и в ближайшие пятнадцать лет именно киевские князья безуспешно оборонялись от набегов хазар, лишь иногда нанося ответные удары и не рискуя забираться далеко во враждебную степь. И только через 15 лет киевский князь Святослав Игоревич разгромит хазар, практически положив конец Хазарскому каганату.

С другой стороны, молодецкий тон ответа кагана Иосифа говорит о том, что действительный автор этого "ответа" весьма слабо представлял себе реальное состояние тогдашней Хазарии. Почти за столетие до описываемых событий, в 860 году, в Центральной Азии появился новый претендент на создание очередной многонациональной империи - кипчаки-печенеги. Точнее, появились печенеги значительно раньше, но в этом году они нанесли страшное поражение мадьярам и вторглись огромным клином между мадьярами, волжскими болгарами и хазарами. Соотношение сил резко изменилось. Мадьяры захватили новые земли - по обе стороны среднего течения Дуная, где в будущем появится Венгрия. Болгары, отрезанные от хазар, утратили всякую связь с ними и всячески демонстрировали свою лояльность к печенегам. Хазары же остались один на один с многочисленными врагами, которыми они обзавелись в период своего могущества. Всё как бы было подготовлено к их будущему разгрому, о чем Ибн-Шапрут, разумеется, не имел ни малейшего понятия.

И, наконец, в этом письме содержалась вторая версия принятия иудаизма ханом Буланом. Почувствовав около 740 года, что ему надлежит уверовать в Единого Бога и выйти из нечестивого язычества, Булан оказался в затруднении, какую именно веру предпочесть, - иудаизм, христианство или ислам. Чтобы разрешить свои сомнения, он пригласил к себе в Итиль раввина, муллу и католического священника, которые в его присутствии устроили диспут на тему: чья вера самая правильная? Поскольку самыми убедительнвми были доводы раввина, хан со своим окружением и перешел в иудаизм, получив при этом новое имя - Сабриэль. А его сын и преемник Овадья прославился своим благочестием, строительством синагог и приглашением в Хазарию большого числа толкователей Торы и Талмуда из Вавилонии и Крыма.

Сюжет легенды о колебании насчет истинной веры и устройства по этому поводу диспута был так же широко известен в фольклоре, как и легенда о Константине Великом. Вспомните этот сюжет применительно к Владимиру Святому, который предпочел христианство, и его знаменитое "Веселие Руси есть пити".

Мы видели появление и расцвет Хазарского ханства, давайте же поприсутствуем при его крахе. Во второй половине 10 века великим князем киевским стал Святослав Игоревич, которого некоторые западные историки восхищенно называют "русским Наполеоном": почти всё свое княжение он провел в успешных походах и войнах и смерть свою встретил в бою с печенегами. В 965 году (всего 15 лет спустя после "письма кагана Иосифа") он со своей дружиной направился на восток, в степь, в земли извечного врага Руси - хазар. В этом двухлетнем походе были разгромлены волжские болгары, буртасы и сами хазары. Крупнейшие города ханства, в их числе Семендер и Итиль, были захвачены и разграблены. Затем были покорены вассалы хазар - ясы (предки современных осетин) и касоги (адыгейские племена), и закончен был поход на Таманском полуострове, где на месте хазарской крепости Таматархи возник русский город Тмутаракань, центр будущего княжества. Точно так же, по другую сторону пролива, в хазарской части Крыма, город Керчь превратился в русский Корчев.

Формально каганат еще существовал, ограниченный северным Крымом и Боспором, но с ним никто уже не считался как с реальной силой. Через бескрайние степные просторы по всем направлениям шли торговые караваны, не платя пошлин и не опасаясь степных "вольных стрелков". У хазар больше не было союзников, были лишь враги, помнившие лихие набеги степняков и теперь платившие им той же монетой. И Византия стыдилась своих былых связей с Хазарией и своей зависимости от нее: в 1016 году византийская армия императора Василия II, при содействии русского войска, уничтожила всё, что еще оставалось от каганата, кроме северного Крыма; а в 1030-м был захвачен и этот последний оплот хазар.

И вот теперь мы подошли к очередному "белому пятну" - к дальнейшей судьбе хазар. Ни одному историку не известно достоверно, что с ними произошло. Считается, что одна часть их была насильно крещена византийцами, другие были поглощены печенегами и монголами, третьи бежали на юг, приняли ислам и растворились среди тамошнего населения, а остальные - расселились среди своих прежних союзников-мадьяр, перешли в христианство и были ассимилированы местным населением: в северной Венгрии и по сей день существуют поселки с названиями Козар или Козарди.

Некоторые языковеды полагают, что чагатайский диалект крымчаков и караимов - это и есть остатки хазарского языка, а следовательно, те, кто им пользуется, - это не кто иной, как потомки хазар. Другие категорически отметают это предположение: как можно вообще предполагать нечто подобное, не имея никакого представления о реальном языке хазар?

О судьбе части хазар-иудеев все-таки кое-что известно. После разгрома хазар Святославом большая часть хазар-иудеев переселилась в Киев: киевский князь был язычником и к иноверцам был терпим не менее, чем хазарский каган; а то, что пришельцы были богатыми и влиятельными купцами и менялами, дававшими деньги в рост, делало их прибытие еще желательнее. Эти люди поселились в особой части города, носившей название "жидовское подворье" (в те поры слово "жид" означало на всех славянских языках просто "иудей" и отнюдь не имело оскорбительного оттенка). Их благополучие кончилось во время мятежа киевлян 17 апреля 1113 года, требовавших на княжение Владимира Мономаха, роптавших против "великого оскудения" и бросившихся громить дома богатых бояр и ростовщиков-евреев. Воцарившись, Владимир Мономах созвал совет удельных князей, на котором среди прочего было решено изгнать евреев из пределов Киевской Руси.

Их дальнейшая судьба, опять-таки, достоверно неизвестна, но общепринято считать, что они бежали в Польшу и Литву, где вскоре стали неотличимы от остальных евреев.

Так исчезло последнее, что оставалось от великого Хазарского царства, хотя еще в 15-м веке капитаны итальянских торговых кораблей, отправляясь в Крым, говорили по привычке, что их путь лежит в "Хазарию..."