Старые камни Европы - 2

Опубликовано: 16 ноября 2009 г.
Рубрики:

Окончание. Начало в №21 (1-15 ноября 2009 г.)

Что действительно является для Запада неприступной крепостью — так это его научное и технологическое преимущество. Это было наглядно видно при посещении нами Большого адронного коллайдера в ЦЕРНе в Женеве. Вот где циклопичность с пользой!

Тороидальный тоннель как метро — длиной 27 км, в нем — труба диаметром метра полтора с вмонтированными по всей длине электромагнитами, обмотки которых охлаждаются жидким гелием до состояния сверхпроводимости (ибо иначе при токе в десятки тысяч ампер обмотки просто мгновенно испарились бы). Внутри этой трубы — две тонкие медные трубочки диаметром всего в 5 см, но в них — космический вакуум. В этом вакууме несется пучок протонов, разогнанный почти до скорости света, а навстречу, по другой трубке, летит другой такой же пучок протонов. Если пустить такой пучок протонов вокруг Земли наперегонки с лучом света, то пучок за один оборот вокруг Земли отстал бы от света всего на 40 см. В назначенном месте над специальным детектором-фотоаппаратом трубки пересекаются и пучки сталкиваются (матрица этого детектора похожа на матрицу современного лучшего цифрового фотоаппарата, только в тысячу раз больше и чувствительней). Выделяется энергия 14000 ГЭВ (в двести раз больше, чем на огромном Серпуховском ускорителе). И в результате столкновения создаются условия, энергетически похожие на первые доли секунды после Большого Взрыва, в результате которого образовалась наша Вселенная. Стало быть, можно будет получить частицы вроде бозона Хиггса, или даже кварков и черной материи, которые заполняли мир в начале времен. И подтвердить новейшие космологические теории и наши знания о строении элементарных частиц. Этот коллайдер — апофеоз чистой науки. Но эти фундаментальные знания потом преобразуются во что-то столь же утилитарное, как сотовая связь, GPS, смарт-фоны и пр. Между прочим, русских в ЦЕРНе много, и финансируется, скажем, ЦЕРНовский отдел детектирования на 17 процентов Россией. Правда, США финансируют 25 процентов расходов.

Водил нас по этому чуду русский физик Павел Невский, человек остроумный и очень знающий. Сказал, что байки про черную дыру, которая, де, образуется в коллайдере и быстро сожрет всю Землю, очень полезны. Потому что в результате о коллайдере много пишут, есть "общественный интерес", до правительств и парламентов десятков стран, финансирующих колосс, этот интерес доходит... По случаю прошлогодней аварии (вылилось 6 тонн жидкого гелия) Павел отозвался тоже с похвалой: у его команды оказался лишний год для отработки детектирующих устройств.

После приобщения к научному и техническому свершению у нас состоялся разговор с сотрудником ООН и тонким писателем-стилистом по поводу США. Стилист Саша Логинов стал перечислять разные решения ООН и говорить, что США столько и столько-то раз нарушали эти решения. Бомбардировки Сербии, вторжение в Афганистан или в Ирак вообще обошлись без всяких разрешений ООН. Затем он привел внушительный список вето (по числу — на первом месте), коими США блокировали в Совбезе неугодные им решения. Откуда следовало, что Америка действует исключительно с позиции силы, нагло игнорирует всех и живет за чужой счет.

Допустим, дело обстоит так, как вы говорите, — ответил я. Если считать ООН безупречным индикатором справедливости, тогда это еще было бы неким показателем реакционности США. Но откуда следует, что ООН такой уж тонкий прибор? При этом, само понятие справедливости — скорее этическое, да и не этическое даже, а очень уж этно-корпоративное понятие. Вон пойди разберись в арабо-израильском конфликте, что там справедливо, а что — нет. Это, как говорится, смотря с какой стороны. Опять же, ООН когда-то приняла резолюцию, согласно которой сионизм был признан разновидностью расизма. А потом та же ООН отменила ту свою резолюцию и стала считать сионизм добропорядочной доктриной.

Мы предложили иной индикатор. Америка полагает себя носителем более совершенной модели политической демократии и свободы, чем прочие страны. Чем даже европейские страны — союзники США по НАТО. И посему полагает, что имеет моральное (и военное тоже) право указывать другим странам на их изгойство. Часто с такой квалификацией согласны европейские союзники и даже Россия с Китаем. Например, с квалификацией Северной Кореи как хулиганского отморозка с ядерной финкой. Хотя всегда найдется какой-нибудь чавес, который Корею поддержит, а США осудит.

Что же позволяет Америке считать себя правой? Только то, что она стоит, так сказать, "в авангарде форпоста прогресса". Иначе говоря, Америка является лидером прогресса в мире. И это лидерство вполне материально, объективно и легко узнаваемо. Буквально все свершения в науке и технологии последних десятилетий, которые довольно быстро входят в быт и перестают замечаться, делаются повседневностью, были созданы в США.

Начнем перечислять, хотя и быстро устанем.

Компьютер, интернет, цифровая запись, плазменные экраны, DVD, сотовая связь, GPS, Google, Skype, программное обеспечение, изобретение социальных сетей, концепты youtube, гугловский mega piхels проект, High Definition, биотехнологии, айподы, смарт и айфоны, флэшки, Blu-ray.

При том, что все это все время совершенствуется. Разве ж сравнить компы десятилетней давности с нынешними? А емкость флэшек? А плоские экраны?

Не говоря уж о грандиозных научных и технических свершениях вроде ракеты Сатурн-5, программы шаттлов, программы космических исследований по десяткам направлений, телескопа Хаббл, адронного ускорителя в ЦЕРНе (там очень велико участие Америки), лазерной управляемой термоядерной установки NIF. Американские университеты: Калифорнийский, Массачусетский технологический институт, Гарвард, Стенфорд, Принстон, Беркли и многие другие — это самые крупные научные центры в мире. Посмотрите список нобелевских лауреатов — и все станет ясным. Америка создала привлекательные условия для работы интеллекта — и в нее собрались научные сливки со всего мира. В результате Америка производит больше интеллектуальной продукции, чем все страны, вместе взятые. И американские политики полагают, что это все есть производная от американской демократии, самой совершенной в мире, как они уверены. Поэтому и нарушают постановления ООН, которые принимаются странами, менее совершенными. Или вообще обходятся без них. Вот когда какая-то иная страна или группа стран, пусть то будет Китай или Евросоюз, представит миру такой же список научных и технологических свершений, как США, а Америка будет продолжать игнорировать постановления ООН, тогда ваши обвинения получат основание.

Но вернемся в Европу. Шпенглер писал о закате (угасании) Европы еще в 1914 году, почти сто лет назад. Славянофилы говорили о бездуховности Европы еще раньше.

Возвышенные виды Швейцарии издавна привлекали к себе русских писателей. Начиная с Карамзина и Жуковского, кого только там не перебывало, в том числе гиганты — Толстой, Достоевский, Тургенев, Тютчев. Из последних — Набоков и Солженицын, а сейчас вот уже 11 лет живет Михаил Шишкин, лауреат Букера и Нацбеста, хороший писатель, наследник Чехова, Бунина и Набокова. Женился на швейцарке Франциске Штеклин и сидит под ее охраной.

Достоевский не только играл в рулетку. Он язвил бюргерских и буржуазных швейцарцев: "Это ужас, а не город (речь идет о Женеве). Это Кайена. И какие здесь самолюбивые хвастунишки! Ведь это черта особенной глупости быть так всем довольными... О, если б вы знали, как глупо, тупо, ничтожно и дико это племя! Мало проехать, путешествуя. Нет, поживите-ка! Но не могу вам теперь описать даже и вкратце моих впечатлений; слишком много накопилось. Буржуазная жизнь в этой подлой республике развита до пес plus ultra. В управлении и во всей Швейцарии — партии и грызня беспрерывная, пауперизм, страшная посредственность во всем; работник здешний не стоит мизинца нашего: смешно смотреть и слушать. Нравы дикие: о, если бы вы знали, что они считают хорошим и что дурным...".

Но что они считали хорошим? Например, обыграть этого бородатого русского. И быть при этом довольными. В то время, как свой очередной проигрыш сам Федор Михайлович полагал очень дурным делом и довольным отнюдь не был. Такое непонимание очевидного можно было объяснить только полной бездуховностью диких своими нравами швейцарцев.

Русские революционеры всех мастей, которые мухами засидели всю Швейцарию, тоже уязвляли Европу в ожирении, мещанстве, филистерстве, в отсутствии высоких идеалов, в общем — тоже в потере всякой духовности. Высокая духовность имелась только в России, что и видно было в готовности к революции и обновлению. Слишком роскошные виды гор и озер Швейцарии расслабляли дух народа. Он глупо созерцал природные красоты и тупо переваривал вкусности.

Ленин бичевал: "Ваша буржуазия торгует прелестями Альп, а ваши оппортунисты ей в этом помогают. Республика лакеев! — вот что такое Швейцария!"

Была в Швейцарии и еще одна контрреволюционная особенность. Пошел как-то Ильич с Надей в горы на многочасовую прогулку (любил он это дело). И оставил в начале горной тропы на камне пиджак. Возвращается часа через 3 — пиджак на месте.

— Ты сама видишь, Наденька, что страна совершенно не готова к социализму.

Не удалось русских революционеров одомашнить. Так что они прямо из пещер уехали в пломбированном вагоне штурмовать небо.

Василий Розанов вовсе не был революционером, но и он писал (в 1905 году):

"Голубые озера, голубой воздух, — панорама природы, меняющаяся через каждые десять верст, какие делает путешественник или проезжий, — очертания гор, определенные, ясные, — все занимательно и волшебно с первого же взгляда. Это — Швейцария.

Люди бодры, веселы. Здоровье — неисчерпаемо. В огромных сапожищах, подбитых каким-то гвоздеобразным железом, с длинными и легкими палками в руках, с маленькими и удобными котомочками за спиной, они шастают по своим горам, с ледника на ледник, из долины в долину и все оглядывают, рассматривают, должно быть, всем любуются.

.... И я еще думал, думал... Смотрел и смотрел... Любопытствовал и размышлял.

Пока догадался:

— Боже! Да для чего же им иметь душу, когда природа вокруг них уже есть сама по себе душа, психея; и человеку остается только иметь глаз, всего лучше с очками, а еще лучше с телескопом, вообще, некоторый стеклянный шарик во лбу, соединенный нервами с мозгом, чтобы глядеть, восхищаться, а к вечеру — засыпать...

Сегодня — восхищение и сон...

Завтра — восхищение и сон...

Послезавтра — восхищение и сон...

Всегда — восхищение и сон...

Вот Швейцария и швейцарец во взаимной связи".

Ну, может быть, так и было в 1905 году. Но сейчас... Когда ездишь по высокогорным эстакадам и тоннелям Швейцарии и Франции, становится совершенно ясно, что ничего подобного без первичной духовности в принципе быть не может. Сначала все-таки идея, планы, проекты, воля и средства, а уж потом большой труд — и тоннели, и мосты. В России же одна высокая духовность, а дорог все нет. То есть духовность, конечно, имеется, но как бы вещь в себе. В нее можно и должно верить, вот только доказать с помощью дорог трудно.

Духовность в Швейцарии весьма прагматична. Альпийская республика всегда гордилась своей независимостью. Тем, что она свободомысляща и не поддается давлению царского правительства и потому не выдает революционеров и врагов русской монархии царскому режиму. Выдали только Нечаева, да и то только по уголовному делу и после преодоления многочисленных препятствий со стороны либералов, к которым присоединились и революционеры. Особенно надсаживалась Герцен-Огарева-Тучкова, бывшая попеременно женой Герцена и его друга Огарева. История с Нечаевым замечательна, но она слишком увела бы нас в сторону.

А вот то, что как раз в тему: вольнолюбивые швейцарцы очень умно пользовались своей репутацией защитников свободы. В городах Швейцарии проживали многие тысячи русских политических эмигрантов, числящихся, как правило, студентами. И то сказать — в начале прошлого века до 40 процентов студентов здешних университетов были русскоговорящими! Все они снимали жилье, номера в отелях, питались, путешествовали и платили за учебу. И вносили значительный вклад как в преуспеяние обывателей, так и в швейцарские банки. Где они сами деньги брали? От богатых родителей (это были, как правило, дети людей небедных), более известные революционеры, вроде Бакунина — от молодых меценатов, получивших наследство от какого-нибудь дяди-миллионера. Таким был, например, Карло Кафиеро, содержавший анархиста Бакунина. Другая часть его средств — от сожителя жены Бакунина Антонины Гамбуцци (у нее было даже двое детей от благодетеля). Наверное, сказано непонятно. Поясним: жена Бакунина Антонина была в интимной связи с итальянским богатеем Гамбуцци с полного ведома анархиста, который жил на средства сожителя своей жены и издавал свои прокламации с призывами разрушить бандитское государство, каковым было любое государство. Мы могли бы обвинить пламенного революционера в сутенёрстве, или, наоборот, восторгаться самоотдачей Антонины. Это — дело вкуса...

Или Бахметьев, выдавший свое наследство Герцену, а уж он (под давлением Бакунина и Огарева) снабжал деньгами "бахметьевского фонда" авантюриста и убийцу Нечаева. Другие известные — такие, как Плеханов. Или лучше назову Ленина, который жил на средства от своего имения, от "меценатов", брачных афер своих адептов, а потом и от эксов.

Получалось, что русские революционеры способствовали процветанию Швейцарии. Но уж потом они отыгрались на России.

Швейцарский идейный прагматизм, бывало, возносился высоко. Туда, где уже и нравственность была не видна. В течение многих десятилетий банкиры Женевы, Берна и Цюриха отрицали свои золотые запасы из зубов жертв Освенцима, внесенных в банки нацистами. Знать ничего не знаем, ведать не ведаем: какие-такие зубы?! Потом со скрежетом зубовным вернули наследникам.

Жить в Швейцарии хорошо. И тогда, и теперь. К примеру, в любой ресторан можно придти с собакой. Само собой, можно ездить с собакой в общественном транспорте. Член семьи, друг человека. Считается, что это смягчает нравы. Далеко на Востоке от России, в Корее, с собакой тоже можно придти, чтобы ее в ресторане съесть. В России с собакой никуда нельзя, но ее хотя бы не едят. Так что движение явно в сторону Европы.

В таком ресторане и мы посидели. Без собаки. То был не простой ресторан, а расположенный напротив роскошного отеля в Монтрё (Монтрё-палас) с террасой, выходящей на Женевское озеро. В этом паласе все последние годы жил Набоков, занимая весь шестой этаж — два сдвоенных люкса. Мы сели за тот же столик, за которым сиживал и он. Русский дух в меню присутствовал. На десерт рискнули попробовать "Romanoff". Цена и вкус были одинаково неземными.

Набокова там знают. В садике рядом с рестораном скульптуры знаменитостей, которые подолгу жили в Монтре-паласе: Рэй Чарльз, Элла Фитцжеральд, Б.Б.Кинг, Квинси Джонс. Все это американские джазмены, причем черные (не раз приезжали на джазовые фестивали в Монтре). И вот среди них — один белый — писатель, русский. Ну не так уж чтоб "среди"... Выделяется. Сидит неполиткорректно, спиной в полоборота, несколько отвернувшись и в стороне от остальных. На нас тоже внимания не обращает.

Вообще гастрономические впечатления путешествия требовали бы отдельного рассказа. Честно признаться, они удвоили наши франко-швейцарские восторги. Приобщились к празднику желудка. Что и говорить, еда в Европе, вообще кухня, повыше, чем в Америке. Слой гастрономической многосотлетней культуры присутствует. Наверное, еще от Рима идет, от Лукулла.

Жить там хорошо, да. Но — скучновато.

На днях руководитель московского бюро немецкого журнала "Фокус" Борис Райтшустер на "Эхе Москвы" сравнил жизнь в Европе и Москве.

Борис Райтшустер: Знаете, это можно немножко сравнить как зоопарк и джунгли. Германия как зоопарк — все чистят постоянно, вовремя приносят еду, если вы заболеете, вас лечат. Если вы всю жизнь жили в зоопарке — это прекрасно. А Россия — как джунгли: там красивые цветы, запахи, за каждым углом что-то новое, но могут и напасть в любой момент.

Ольга Бычкова: Могут и сожрать.

Борис Райтшустер: Да. А если заболеешь — нет гарантий, что тебе дадут еду. И если знать одно и другое — будет всегда напряжение: в джунглях вы будете скучать по зоопарку, а в зоопарке будете скучать по джунглям.

Нельзя сказать, чтобы в Швейцарии всегда была такая уж беспросветная благость. Как-то в сентябре 2001 года (после теракта в США) какой-то местный психопат, бывший полицейский, одетый в форму офицера, ворвался в парламент кантона Цуг (Zug) и перестрелял чуть ли не два десятка депутатов. Это сильно ошарашило сонное бюргерское общество, которое совершенно не интересуется политикой, настолько, что большинство граждан даже не знают имени своего президента, а после этого узнало. Ленину такое пробуждение масс чрезвычайно понравилось бы.

Есть и свои противоречия. Швейцария приняла Шенген, но не стала членом Евросоюза, т.е. границы общие, а денежки врозь, своя валюта — швейцарский франк. Но во французской Женеве, скажем, свободно принимают евро, и чеки на автозаправках печатаются с конверсией в двух валютах, а в немецком Берне — нет. Иди и меняй в банке. Все швейцарцы — и французские, и немецкие, и итальянские называют озеро Женевским, а французы, прислонившиеся к его одной четверти, — Леманом. Ну да, — с какой стати оно Женевское?! Так и в Одессе появился свой Лиман, Де Рибас привез.

Нам-то все равно, как оно называется. Но... мы уже скучаем по этому уютному зоопарку. Хотя и в наших американских джунглях хорошо, а в российских — интересно.

 

Бостон-Женева сентябрь 2009