С оружием, или без?

Опубликовано: 16 апреля 2008 г.
Рубрики:

Несколько дней тому назад я привел в ужас одного моего хорошего приятеля, гордящегося своим либерализмом. Я признался, что у меня есть пистолет. Он посмотрел на меня с немым укором: "Я-то думал, что ты приличный человек, а ты, оказывается, перспективный убийца..." Надеюсь, мы останемся друзьями, хотя только время покажет, сможет ли он меня простить. В наши дни обладание огнестрельным оружием сразу низводит тебя в разряд диких кровожадных неандертальцев, хладнокровных нацистов, отвратительных расистов и т.д. и т.п.

Хорошо, что я не курю. Иначе бы мой приятель давно бы уже вычеркнул меня из списка своих знакомых. Сегодня курение — еще больший грех, чем обладание оружием. А уж если владелец пистолета к тому же и курит — нет ему прощения, и нет ему места среди людей.

И все-таки истерическая кампания против владения оружием приводит меня в замешательство. Неужели участники этой кампании искренне верят, что пропагандируемые ими барьеры для желающих приобрести оружие в самом деле помогут избежать насилия? Но ведь в кодексах законов уже есть не меньше сотни всяких правил и постановлений, препятствующих приобретению оружия преступниками. Проблема заключается в том, что преступники их не соблюдают. Кстати, именно несоблюдение законов и делает преступника преступником, т.е. правонарушителем. Разве у нас мало законов, запрещающих наркотики? Наркоманов-то от этого меньше не становится.

Я хочу, чтобы меня поняли правильно. Я не фанатичный защитник права любого на ношение оружия. Я думаю, что так же, как нам нужны права на вождение автомобиля (убивающего гораздо больше людей, чем любое оружие), нам также нужны и лицензии на владение оружием с обязательной сдачей экзамена на получение такой лицензии.

Я думаю, что, если такая практика лицензирования оружия будет введена, представители правоохранительных органов не смогут среди ночи вломиться ко мне, чтобы конфисковать его у меня. Но я также не думаю, что, если вдруг по мановению волшебной палочки в Америке исчезнет все огнестрельное оружие, то с ним исчезнут преступления и убийства. В Руанде и в Бурунди вообще ни у кого не было огнестрельного оружия, а убито там было за год более миллиона ни в чем не повинных людей.

Оружие не порождает преступления. В Израиле и в Швейцарии каждый взрослый мужчина имеет воинское звание офицера или рядового запаса и хранит свое боевое оружие дома, при себе. А показатели убийств в этих странах мизерные. Не очевидно ли, что наличие огнестрельного оружия в каждой кладовке вовсе не ведет к уничтожению ближнего своего только потому, что есть чем убивать?

Недавно в одной из газет появилась весьма язвительная передовица. А надсмехалась она над утверждениями многих сторонников владения оружия, что его наличие помогает защищать жертв преступлений и спасать им жизни. "Мы устали от этой ерунды. Где доказательства? Где статистика?" — гневно вопрошал автор.

Меня такая постановка вопроса очень задела. Я сам лично участвовал в трех инцидентах, когда мой пистолет помог предотвратить убийство или серьезное ранение. И я не уникален. Кстати, во Флориде, после того, как местным жителям было официально разрешено ношение оружия, участились нападения не на местных, у которых потенциально могло быть при себе оружие, а на туристов: у них-то оружия почти наверняка не было!

Я работал в районе Скид-Роу, что в даунтауне Лос-Анджелеса. Преступность в этом районе процветала. У себя в кабинете я всегда держал пистолет, а когда выходил на улицу, брал его с собой.

Однажды, когда я вечером уходил с работы, я увидел группу мужчин, избивающих какого-то парня, причем тот уже лежал на земле без сознания. Его подружка громко надрывно всхлипывала от страха в сторонке, но избиение продолжалось. Я закричал: "Прекратите немедленно!" Мой крик заставил их оглянуться и переключить свое внимание на меня. Один из них вразвалку направился в мою сторону и, не стесняясь в выражениях, посоветовал мне убираться восвояси. Я достал пистолет и выстрелил в воздух. "Только подойди, — прохрипел я, вспомнив аналогичные сцены из виденных мною детективных фильмов. — Следующая пуля будет твоей!" Верзила остановился: "Я тебе покажу в следующий раз, когда ты будешь без пушки! Пошли, ребята!"

Они ушли. Заплаканная девушка помогла своему избитому дружку подняться и, подставив ему свое плечо, увела его.

В другой раз я услышал крик своей секретарши, которая увидела в окне, как двое набросились на нашего сотрудника, вышедшего купить кофе у уличного торговца. Я выбежал, начал кричать и опять выстрелил в воздух. Злоумышленники мгновенно убежали, а сотрудник наш остался живым и невредимым, если не считать разорванной рубашки, синяка под глазом и разлитого стаканчика с кофе.

В третий раз я оказался свидетелем разборки между проституткой, ее сутенером и недовольным клиентом. Клиента избивали досками с близлежащей строительной площадки и, судя по всему, вверх брали "жрица любви" со своим "шефом". И опять я выстрелил в воздух, и опять правонарушители убежали, а их жертва осталась в живых. Однако в этот раз мне довелось еще раз повстречать сутенера — он пришел ко мне с извинениями. Видать, местная "публика" уже разнесла молву о "ненормальном еврее с пистолетом", и ему вовсе не хотелось со мной конфликтовать.

Ни об одном из этих случаев я не сообщил в полицию. Зачем? Так что в статистические данные спасенные мною жертвы насилия не попали. Но я знаю, не будь у меня пистолета, им бы всем пришлось туго. Любой инструмент можно использовать как во зло, так и во благо. Выбор за человеком, а не за инструментом.