Жажда мести. О фильме ПЛАН А

Опубликовано: 5 октября 2022 г.
Рубрики:

«С свинцом в груди и жаждой мести...». М.Лермонтов «На смерть поэта»

 

 «Представь, тебе сообщают, что твою семью убили. Убили просто так. Ни за что. Как бы ты поступил после этого?» 

 С такого вопроса начинается художественный кинофильм «План А». И таким вопросом заканчивается. В основе кинофильма – исторические факты, реальная история о выборе отмщения за Холокост. 

 Вопрос вечный, библейский. То ли доверить суд Всевышнему: «Мне Отмщение, и Аз Воздам»? То ли вершить суд собственными руками: «Око за Око, Зуб за Зуб»?

 В жизни каждого человека не раз возникает ситуация, когда надо сделать выбор. Особенно остро встаёт эта проблема во времена кризисов. Поскольку кризисов у нас более чем достаточно от семейных до международных, от «боёв местного значения» до войн между государствами, тема выбора была, есть и будет существовать всегда. Глупо ожидать, что кто-то – бог или царь – сделает выбор за тебя. Отвечать за этот выбор придётся не богу и не царю, а тебе самому. «На бога надейся, но сам не плошай» - гласит русская поговорка. Выбор часто приходится делать роковой, страшный. В знаменитом американском кинофильме «Выбор Софии» говорится о том, как женщина, мать, должна была выбрать для жизни только одного из своих двух детей. В кинофильме «План А» речь идёт о том, что герой картины, не сомневается в необходимости отомстить за убийство жены и сына. Он должен лишь выбрать способ мести. 

 В 1945 году, после капитуляции Германии, Макс, немецкий еврей, чудом выживший в Освенциме, возвращается, измождённый, в свою деревню, в свой дом, и хочет узнать о судьбе жены и маленького сына. Но дом занят соседом-немцем, у которого тоже жена и сын. Они заняли этот дом, будучи уверены, что евреи никогда сюда не вернутся. Немец готов защищать «свой» дом. Он выходит навстречу Максу с ружьём и говорит: «Думаешь, если война закончилась, мы больше не можем убивать евреев?» Довольно типичная картина не только для послевоенной Германии, но и для многих других стран...

 В следующей сцене старый еврей говорит Максу: 

 - Если бы ты вовремя увёз своих в Палестину, они могли бы остаться в живых. Уезжай в Палестину.

 - Нет, - отвечает Макс, - я должен разыскать жену и сына. 

 Макс (его роль играет немецкий актёр Август Диль), надеясь отыскать жену и сына, попадает в группу бывших узников концлагерей, намеренных добраться до Палестины, чтобы построить там будущее еврейское государство.  Макс расспрашивает их о своей семье, рисует их портреты. Кто-то вспоминает похожую женщину, Рут, с ребёнком, и говорит, что они погибли. С потерей надежды Макс теряет смысл своего существования. Но тут он знакомится с молодыми солдатами и офицерами Еврейской бригады британской армии, начавшими охоту за нацистскими преступниками.

У Макса появляется цель жизни. Он вступает в тайный отряд, чтобы убивать прячущихся эсэсовцев. Есть и другая группа евреев, цель которых - месть за убийства невинных людей. Группа носит название Накам, что можно перевести с иврита как «Мстители».

Еврейская бригада, ставшая подпольной армией по борьбе с Британским мандатом за создани государства Израиль, считает, что Накам своими сверхжестокими планами мести может оттолкнуть тех мировых лидеров, которые сочувствуют идее создания Израиля. Командир отряда Еврейской бригады Михаэль (его играет израильский актёр Михаэль Алони) предлагает Максу внедриться в Накам, чтобы помешать планам организации. В принципе, и Еврейская бригада, и Накам хотят отомстить за гибель 6 миллионов евреев, но для первых лучшее возмездие – это создание еврейского государства, а для вторых – это смерть шести миллионов немцев за смерть 6 миллионов евреев. Макс не знает, чью сторону принять.

Ему близка позиция Накама: отомстить немцам, не только нацистам, не только солдатам Вермахта, а всем немцам за то, что они прямо или косвенно участвовали в Холокосте, ибо поддерживали режим Гитлера, работали на этот режим на заводах, на фермах, в научных центрах, в городских учреждениях, где угодно. Виновны все, ибо служили злу, империи зла. И за это должны быть наказаны. Накамовцы не верят, что суд накажет виновных, а если накажет, то далеко не всех, и поэтому они сами должны свершить правосудие. Око за око, зуб за зуб.

 Макс выясняет, что члены Накама планируют отравить питьевую воду в крупных городах Германии. Они считают такое наказание немцев справедливой и первостепенной задачай и готовы пожертвовать собственной жизнью, смысл которой после всего пережитого ими, после потери всех близких, только в отмщении. Это единственное, ради чего они продолжают жить. По плану яд должны доставить в Германию из Палестины. 

 ...Война окончена. Зло побеждено. Принесло ли это облегчение сотням тысяч евреев, выживших в лагерях смерти, в гетто, потерявших родителей, жён, мужей, детей?.. Многие, как Макс, вернулись в свои города, деревни, местечки, в свои дома... Но их дома, их квартиры оказались заняты другими, часто теми, кто выдавал евреев, издевался над ними, убивал их. Так было в Германии, в Украине, в Белоруссии, в России, в странах Балтии, в Польше, в Венгрии, во многих других странах Европы. Там возвращавшихся домой евреев встречали не цветами, не салютом, а ненавистью. Когда появилось государство Израиль, евреям в разных странах кричали: «Езжай в свой Израиль!» 

 …Пока Макс выбирал свой план отмщения, мстители из Еврейской бригады охотились за нацистскими преступниками и казнили их. Хотя цель у Еврейской бригады во главе с Михаэлем и у группы Накам, которой командовал Абба (в этой роли снялся израильский актёр Ишай Голан) была общая – месть, но средства достижения этой цели были разные. Среди членов отряда Накам есть бывшая узница лагеря Анна (в исполнении нидерландской актрисы Сильвии).

У неё, как и у Макса, погиб сын. Макс всё больше втягивался в План А по отравлению водопроводной системы Нюрнберга, Мюнхена, Франкфурта, Гамбурга, Кёльна, Веймара... Он устраивается на работу по восстановлению водопроводной системы города, и вместе с Анной размечает в системе водоснабжения места для яда. Но наступает момент, когда Анна, видя, как немецкие дети радуются чистой питьевой воде, отказывается участвовать в массовом убийстве немцев. Она зовёт Макса уехать вместе с ней. Он отказывается. А дальше...

 ...На улицах города праздник: водоснабжение восстановлено, питьевая вода поступает в дома. Жизнь налаживается. Но Макс, одержимый жаждой мести, спешит с канистрами, в которых яд, к трубам в туннелях. Там неожиданно появляется Михаэль, который пытается помешать Максу. Завязывается борьба. Макс душит Михаэля, открывает капсулы одну за другой и выливает яд в воду. Его погибшие жена и сын отомщены. Цель Макса достигнута, дальше жить незачем. Макс бросается в воду резервуара и тонет. В кадре – водопроводный люк на улице, а вокруг трупы, весь город в трупах. План А выполнен. 

 ...А дальше... Камера возвращает нас назад, от воображаемого финала к действительному, к тому времени, когда Абба везёт на корабле яд из Палестины. Британская полиция арестовывает его, но он успевает выбросить канистры с ядом в море. План А не выполнен. Такова историческая правда.

 ... Постаревший Макс живёт в Израиле, в еврейском государстве, само существование которого и есть реванш, месть за гибель 6 миллионов евреев.

 В фильме как бы два финала, на выбор, два вида отмщения, два возможных ответа на вопрос: «Как бы ты поступил, если твою семью убили, просто так, ни за что?» 

 Одни выбирают месть, убийство убийц, хотя это не всегда приносит ожидаемое облегчение, а порой разрушает душу самого мстителя, и лишает дальнейшую жизнь смысла. Другие предпочитают иной путь: находят в себе силы создать новую семью, начать новую жизнь в новой стране, и строить благополучие этой страны, и благополучие в ней детей и внуков – вот единственно возможная месть за гибель 6 миллионов евреев. Но есть и третий путь, который выбрало государство Израиль: это и охота за убийцами-нацистами, в какой бы стране они ни прятались, и их казнь, но с одновременным строительством еврейского государства, сильного, процветающего. 

 Я не буду здесь говорить о художественных достоинствах и недостатках исторической кинодрамы. В ней есть и то, и другое. Для меня важнее не то, как сказано, а то, что сказано израильскими авторами сценария и режиссёрами – братьями Паз, Йоавом и Дороном. 

 Желание отомстить появляется почти у каждого человека, столкнувшегося с несправедливостью. В демократическом обществе есть институты правосудия. Если эти институты не работают, или работают плохо, пострадавший берёт роль судьи на себя. В результате войн целые народы оказываются перед выбором: какой способ отмщения выбрать, как отомстить за убийства детей, беременных женщин, беспомощных стариков-родителей, за обстрел школ и больниц?.. Этим вопросом задаются сегодня в Украине. Этот вопрос задают себе люди в Азербайджане и в Армении, в Грузии и в Беларуси, в Кыргызстане и в Таджикистане, в Курдистане, в Ливане, в Ираке, в Иране, в Сирии, в Йемене... Да, очень хочется наказать за преступления, сурово наказать, как это делают, например, с террористами в Израиле. Но Израиль может служить примером и другой мести: удалось создать такое государство, в которое стремятся попасть беженцы из множества стран, причем, не только евреи. Лучшая месть – успех на зависть врагам. Успех экономический, промышленный, финансовый, оборонный, такой, чтобы в эту страну мечтали попасть беженцы и эмигранты, как мечтают они попасть в США и Канаду, в Израиль и Великобританию, в Германию и в скандинавские страны...

 ...А жажда мести, как мы знаем, часто заканчивается свинцом в груди...  

Съёмки проходили в Германии, в Израиле и в Украине. 7 октября кинофильм «План А» (Plan A) выходит в кинотеатрах Нью-Йорка, а c 14 октября - в кинотеатрах Лос-Анжелеса, Бостона, Финикса, Майами и других городов США.