Всего лишь один из мифов... О терроре 1930-х

Опубликовано: 30 марта 2022 г.
Рубрики:

 

Среди многочисленных мифов, распространяемых неосталинистами, один из самых острых и болезненных для общественного сознания - это о том, чем был 1937 год в истории России. 1937 - это, разумеется, условная дата: на самом деле, опять же несколько условно, 1937-1938. Опять же, 1937 год - это некий исторический символ, ставший олицетворением одного из пиков сталинских репрессий. Стоит подчеркнуть, что исторический материал, ставший доступным историкам с конца 80-х - начала 90-х гг. прошлого века, вполне однозначно позволяет утверждать: пик репрессий против собственного народа приходится не на 37-38 гг., а на начало 30-х - раскулачивание, "голодомор" (не на одной Украине, кстати). Точных данных (в отличие от 37-38 гг.) здесь нет и, видимо, никогда не будет, но количественно жертвы начала 30-х, вероятно, на порядок превосходят жертвы 37-38 гг. Так вот, идея сталинистов на этот счет довольно проста: 1937 г. был некой "расплатой" большевистской элиты (пресловутой "ленинской гвардии") за Октябрьскую революцию, Гражданскую войну, коллективизацию и т.д. (к этому иногда еще добавляют: возмездием, сознательно проведенным Сталиным). С их точки зрения, эти репрессии лишь в малой степени и случайно затрагивали "простой народ" и представляли собой нечто, вроде пирамиды, своим основанием обращенной к тогдашней политической элите и лишь сужающейся частью направленной к народу. И идея эта не выдерживает никакой критики и проверки фактами.

 Насколько мне известно, сводные статистические данные по социальному составу репрессированных в 1937-38 гг. по всей стране не опубликованы (возможно, их и не существует), но и соответствующие опубликованные данные по отдельным регионам позволяют сделать выводы, говорящие о многом. Так, в Ленинграде и Ленинградской области в 1937 г. было расстреляно по "политическим" статьям 17807 человек, в целом по СССР - 353074 человек. Данные по Ленинграду - это 5%-ная, вполне репрезентативная выборка. О ее особенностях скажем ниже, перейдем к обобщенным данным по этой выборке, опубликованным в тт.5-6 "Ленинградского мартиролога" и относящимся только к 1937 г. Беспартийные среди этих почти 18 тыс. человек составляли - 83.4%; члены и кандидаты в члены ВКП(б) (в т.ч. и бывшие - это чрезвычайно важно, поскольку подавляющее большинство осужденных исключалось из партии до ареста или во время следствия) - 13.7%, о партийности 2.7% данных нет (но есть серьезные основания считать их беспартийными).

 По роду занятий расстрелянные делятся так: рабочие (в т.ч. железнодорожники и транспортные) - 26.4%; крестьяне (колхозники, рабочие совхозов и МТС, крестьяне-единоличники и т.п.) - 22.9%; работники "интеллигентных профессий", тех кого тогда называли "служащими" (ИТР, врачи, агрономы, фельдшеры, научные работники, учителя, учащиеся ВУЗов и техникумов, работники культуры) - 17.1%; работники сферы обслуживания и торговли - 8.4%; служащие религиозного культа - 5.5%; 8.5% дают совместно пенсионеры, иждивенцы, домохозяйки, лица без определенных занятий, заключенные и лица, о роде занятий которых нет данных. Далее: руководители (советские, партийные и хозяйственные) - 5.5%; военнослужащие, сотрудники НКВД и охраны 5.6%. Нетрудно понять, что эти 11.1% руководителей и обобщенно военных (если отнести к ним чекистов) и дают основной вклад в вышеприведенные 13.7% партийных.

 Таким образом, среди расстрелянных в 1937 г. в Ленинграде "руководители" (в т.ч. военные) составляли около 11%, доля членов ВКП(б) не дотягивала до 14%, остальные были в подавляющем большинстве простыми "работягами" с преобладанием рабочих и крестьян. Естественно предположить, что процент расстрелянных членов ВКП(б) в 1937-38 гг. является верхней границей для оценки доли, условно говоря, руководителей по каждому региону (поскольку, все сколь-либо значимые руководители были в подавляющем большинстве членами партии).

 Аналогичные данные имеются по Москве. Так, например, доля расстрелянных членов партии на полигоне Бутово (основном месте расстрелов и захоронений в Москве в 1937 - 1938 гг.) составляла приблизительно те же 14 % (обработаны данные о 15115 расстрелянных, см. "Бутовский полигон. 1937-1938. Книга памяти жертв политических репрессий. Вып. 7, М., 2003 г.).

 Сравнение этих данных с имеющимися данными по другим регионам показывает, что процент "руководителей" и "партийных" в них значительно ниже (что вполне естественно). Так данные о репрессированных по Горьковской области (см. основательную работу Л. А. Лягушкиной /Ист. информатика. 2012. 1/ и пересчет их с учетом процента расстрелянных по каждой социальной категории дает долю сов-, парт-, и хозруководителей, комсостава РККА и сотрудников НКВД приблизительно 9%. Такого же порядка результаты дает обработка данных по Алтаю (см. работу Е.М. Мишиной /Вестник Пермского ун-та, 2014, История, вып. 3 (26)/) и ряд работ по другим регионам, опубликованных в сборнике: "Сталинизм в советской провинции..." М., 2009.

 При этом следует учитывать, что отчетность НКВД зачастую фальсифицировалась таким образом, чтобы улучшить (точнее, ухудшить) социальную статистику, подогнать ее к трудноуловимым категориям соответствующих "репрессивных" постановлений и приказов: бывшие люди, деклассированные элементы и т.п. и уменьшить долю рабочих, крестьян, служащих и т.п. (см. статью В. М. Никольского о такой фальсификации в УССР / Ж-л российских и восточноевропейских исторических исследований. 2010, 1/, где показано, что такого рода "коррекция" достигала по некоторым социальным группам 70-80% (!), а по некоторым другим регионам - упомянутый выше сборник "Сталинизм в советской провин-

ции...").

 Сходные результаты можно получить другим, вполне независимым путем. Опубликованы т.н. "сталинские списки" - перечни лиц, в подавляющем большинстве из высшего руководства СССР, осужденных по личной санкции И.В. Сталина и его ближайших соратников по Политбюро ЦК ВКП(б) к разным мерам наказания - в большинстве к расстрелу (39 тыс. из 44.5 тыс. рассмотренных). Списки эти относятся к 1936-38 гг., в основном 1937-38 гг. Следует подчеркнуть, что НКВД, действительно, не могло репрессировать никого из "руководящей элиты" (партийной, советской, хозяйственной, военной, в т.ч. и членов их семей) без личной санкции Сталина. С учетом данных об общем числе расстрелянных в эти годы (681692 в 1937-39, 682810 в 1936-38 гг.) получается, что доля высших "руководителей" в целом по стране была на уровне 5%, и даже с учетом среднего звена не превышала 10%. Списки эти, кстати, опровергают и еще один из мифов - насчет того, что "Сталин не знал".

 Эти данные подтверждаются и документами статистики НКВД, опубликованными О.Б. Мозохиным ("Право на репрессии...", М., 2011)., из которых следует, что в целом по стране в 1937 г. доля репрессированных членов ВКП(б), в т.ч. и бывших, составляла 5.9% (вероятно, доля приговоренных к ВМН была несколько выше).

 Следует также отметить, что поскольку расстрел гораздо чаще применялся к "высокопоставленным" арестованным, то в общей массе репрессированных граждан доля "начальников" было еще меньше, чем указано выше. Эта "пирамида репрессий", как и положено всякой пирамиде в реальности, обращена своим основанием к "земле", а не к "небу".

 Т.о. приведенные данные позволяют однозначно судить о том, что 1937-38 гг. (как, впрочем, в еще большей степени начало 30-х) был войной против собственного народа в целом, а не был в основном неким "возмездием" Сталина "ленинской гвардии" за ее мифические (и, разумеется, действительные) преступления против России. Так что для всякого честного исследователя, вне зависимости от того, профессиональный ли он историк или дилетант, 37-й год - это один из тех самых кровавых и трагических лет в истории России, когда развязанная Сталиным война против собственного народа приобрела наиболее ужасающий характер.

 Причины этой "войны" здесь нет ни места, ни времени обсуждать, следует только отметить, что такие "войны" отнюдь не только российская закономерность. Обратим, пожалуй, внимание, что примерно через такой же промежуток времени, какой отделяет 1937 г. от 1917, а начало "культурной революции" в Китае от образования КНР, Мао открыл "огонь по штабам"... с тем же плачевным результатом для всего китайского народа. Хотя, видимо, относительные людские потери в КНР были и не столь велики, как в СССР. Вспомним, кстати, и Камбоджу (Кампучию) Пол Пота, "успехи" которого в истреблении своего народа превзошли достижения и Сталина, и Мао Цзэдуна (опять же если брать относительные цифры с учетом численности населения страны).

 Я не питаю иллюзий, что эта маленькая заметка перевернет сознание кого-то из неосталинистов. Как писал Блез Паскаль: "Существует достаточно света для тех, кто хочет видеть, и достаточно мрака для тех, кто не хочет". Но, может быть, кто-то из них хотя бы задумается.

 

Комментарии

Своих щучили по полной все р-р-революционеры. И Робеспьер с Дантоном, и парижская коммуна, и в1918-22 гг. Ленин со товарищи (эсеров и меньшевиков), и в Испании в 1936-37 гг (троцкистов и пр.). И уж конечно социалисты-до поры-соратники Сталин и Гитлер (штурмовиков Рэма), Мао, Пол Пот и африканские «строители социализма». Вот только жаль невинных…

Аватар пользователя Timofej

При всех своих особенностях Сталин, Мао и Пол Пот явно не в своей компании. Они проводили террор против тех, кто никак не угрожал их власти в отличие от всех остальных. Испания не в счёт, так как террор против борцов с Франко проводили сподручные Сталина и по его приказу.
Замечу ещё, что сомнительно говорить о "почти все революционерах". Революции были и в Англии, и в Америке, как в Северной так и в Южной, а в Европе в 1848-1849 гг. скорее трудно перечислить, где не было революций, причём нигде не было слышно о терроре против "своих". И, наконец, революции 56 и 68 года в Венгрии и Чехословакии, подавленные наследниками Сталина. Ни Имре надь, ни Дубчек никого не щучили из "своих". И хотя наверно слишком рано говорить о революции 2014 года в Украине, но что-то не похоже, чтоб Яценюк, Турчинов, Порошенко или Зеленский кого-то терроризировали.