Борат: отчаянный, талантливый комик Саша Барон Коэн

Опубликовано: 15 ноября 2006 г.
Рубрики:

35-летний британский комик Саша Барон Коэн — человек отчаянный. Весьма талантливый. Очень умный. И дико смешной.

В юности он учился в Кембридже на историка и даже собирался защищать диссертацию. Но, слава Богу, десять лет назад пошел в артисты.

Три года назад придумал телешоу. Играет там трех персонажей: Али Джи — белого лондонца из низов, подражающего неграм с Ямайки и задающего всем глупейшие вопросы; австрийца Бруно, нахального гея; и Бората Сагдиева, тележурналиста из Казахстана.

В новом фильме Борат приезжает в Америку, чтобы снять про нее документальный фильм.

У Бората (которого в американской прессе назвали троглодитом и дегенератом) есть реальный предок. По словам Коэна, его вдохновил на создание этого образа один доктор из Южной России (это может быть что угодно южнее Москвы, даже Грузия). Когда они познакомились, Коэн тут же принялся хохотать до слез. Все, что говорил доктор, было отчаянно смешно, хотя сам он этого и не сознавал.

Это похоже на правду. В Борате проступают некие знакомые черты.

К Казахстану, разумеется, Борат не имеет никакого отношения. Его “родное казахское село” снимали в Румынии. Ни он сам, и никто из его окружения не имеет сходства с казахами. Казахстан взят просто как некое далекое, экзотическое место третьего мира, о котором на Западе понятия не имеют. Борат говорит на абракадабре, куда вставляет русское “День добрый” и польское “Дзенькую”, и на восхитительно исковерканном английском.

Не над Казахстаном смеется Коэн. Он жестоко издевается как над третьим миром вообще (скорее всего, над мусульманской его частью), так и над Америкой, куда он приезжает снимать телефильм для “культурного узнавания”. Его мишени — угнетение женщин, антисемитизм, американская сверхнаивность и ограниченность.

Борат путешествует по Америке в сопровождении своего продюсера Азамата (Кен Давитян). Как положено клоунской паре, если один — тощий (Борат), то другой — толстяк (Азамат).

Создатели фильма ухитрились на съемках выдавать Бората за подлинного казахского тележурналиста. Он общается по ходу своих странствий, в основном, не с актерами, а с настоящими американцами. Это настоящий продавец в магазине оружия всерьез отвечает на вопрос Бората: “Каким оружием лучше защищаться от еврея?”, рекомендуя 22-дюймовый револьвер. Настоящий “специалист по юмору” пытается объяснить Борату, что секс с тещей не считается у американцев особо смешным. Автоинструктор скептически относится к предложению Бората: “Смотри, в той машине женщина! Поедем и сделаем с ней секс!” и говорит, что это можно только при согласии женщины. “Что?!!” — восклицает донельзя изумленный Борат. А зрители подлинного родео сперва аплодируют Борату, когда он говорит: “Мы поддерживаем вашу войну террора!”, а потом ошалело умолкают при его заявлении: “Пусть президент Буш в Ираке выпьет кровь каждого мужчины, женщины и ребенка!”

Актер Коэн появляется теперь на публике только в образе Бората, в его образе дает интервью и выступает на премьерах. На лондонскую премьеру своего фильма он приехал в телеге и так приветствовал зрителей: “Джентльмены и проститутки! Я приехал сюда с моим 11-летним сыном Биляком, его женой и ребенком. Мы надеемся, может быть, помазать ребенка шоколадом и продать его Мадонне. Надеемся, что Мадонна будет ему хорошим отцом”.

Юмор в фильме зачастую буйный и скабрезный. Чего стоит один эпизод драки Бората с Азаматом в гостинице: оба абсолютно голые и, катаясь по кровати, невольно принимают рискованные сексуальные позы. Однако, самая смешная часть этого эпизода, на мой взгляд, когда они вбегают голышом в лифт, а потом в зал, где идет подлинная конференция агентов недвижимости.

Коэн прибегает к крайним средствам, чтобы зритель поверил в его невероятного персонажа.

Студия “ХХ Век Фокс”, посмотрев готовый фильм, так его испугалась, что поначалу сократила число кинотеатров, где собиралась его выпустить, с 2 тысяч до 700. Испугалась и Антидефамациoнная лига, защищающая права евреев, — решила, что фильм неправильно поймут. (Ведь Борат с Азаматом, остановившись в пансионате и узнав, что милейшие старики-хозяева — евреи, приходят в дикий ужас и сбегают под покровом ночи, уверенные, что иначе те их прикончат. А любимое народное развлечение в боратовском Казахстане — “гонять еврея”, когда по улицам таскают чучело, изображающее ненавистного иудея.) Я уж не говорю о реакции в настоящем Казахстане. Хотя некоторые его жители уловили смысл сатиры Коэна, многие все же считают, что хорошо бы его убить или хотя бы побить.

Зрители в Америке реагируют на картину с восторгом и хохочут. Я тоже хохотала, местами до слез.

В России картину собирались выпустить 30 ноября. Но все громче слухи, что там ее просто-напросто запретят. Официальные лица бормочут что-то о недопустимости насмешек над дружественным Казахстаном. На самом деле, скорее всего, их раздражает какой-то еврей с его слишком вольными шутками над антисемитами. Любопытно, что многоплановость фильма позволяет разным зрителям видеть в нем то, что им хочется. В “Лос Анджелес таймс” появилась статья о том, что фильм якобы направлен исключительно против Америки и Республиканской партии.

В фильме есть эпизод, где Борат дружески беседует с настоящими американскими студентами, верящими, что перед ними настоящий же парень из Казахстана. Подвыпив, они начинают излагать свои взгляды на женщин, немногим отличающиеся от мусульманских. Теперь эти симпатичные юноши протрезвели, посмотрели “Бората” и по американскому обычаю подали в суд, утверждая, что их обманули и заставили говорить то, чего они не думали. Это совсем как с суперзвездой Мелом Гибсоном, который в пьяном виде поносил евреев, а потом удивлялся — как, мол, его угораздило, и объяснял, что это говорил не он, а спиртное.

Словом, “Борат” стал настоящим событием. Кассовый успех его огромен. За 2 недели он собрал $110 миллионов (67 миллионов в Америке и 43 миллиона в 20 других странах — в каждой из них он кассовый чемпион номер один).