Новый год в Санкт-Петербурге. О "Матиссе", Достоевском, новогоднем Невском и не только. Из записок на коленке

Опубликовано: 8 января 2022 г.
Рубрики:

В последние дни уходящего 2021 года в Санкт-Петербурге установилась по-настоящему зимняя погода, порой - ясная, порой - снежная. Морозило сильнее, чем обычно. В ясные морозные вечера месяц величаво поднимался на небо посветить питерцам. Сияли звезды, составляя достойную конкуренцию огням иллюминации. Снег аппетитно хрустел под каблуками. Хороший снег, как и хороший хлеб, можно легко опознать по такому аппетитному хрусту.

И сами по себе морозные зимние вечера прекрасны, это великие произведения искусства, сотворенные непревзойденным мастером - природой. Красота уже существовала во Вселенной до человека. И красота останется во Вселенной, когда человек погибнет, но не наоборот. Мы лишь жалкие подмастерья великого Мастера. Если же эти чудесные вечера вдобавок пришлись на рождественско-новогодний период в Санкт-Петербурге, то о них невозможно молчать.

Противоковидные ограничения по сравнению с прошлым Новым годом стали существенно мягче. Жизнь, если еще и не забила ключом, то уже перестала напоминать еле капающий плохо закрученный водопроводный кран. Периоды локдауна одновременно и жизнь, и смерть. Если и не жизнь, то существование для тех, чьи ослабленные организмы особо подвержены воздействию широко пропиаренного модного вируса. Но, увы, это смерть для ряда экономических направлений, особенно - в сфере искусства и туризма. Что ж, где свет, там и тень. Без дихотомии добра и зла не обошлось и здесь. Да и для ряда людей, привыкших к активной деятельности, это тоже в некотором смысле смерть, пусть и не физическая. Как там у Джека Лондона? "Человек должен жить, а не существовать! Я не собираюсь тратить свои дни на то, чтобы продлить их! Лучше я потрачу отпущенное мне время на Жизнь! "

 Согласна на все сто. 

В отличие от застывшего Санкт-Петербурга прошлого Нового года, когда жизнь еле теплилась в замерзающих артериях - проспектах, в этот раз живая кровь в виде людских потоков активно пульсировала в ожившем городе.

Конечно, много что можно посетить сейчас только при наличии QR-кода, но к настоящему времени основная масса желающих уже успела котироваться, то есть кодироваться. Некоторые, увы, хотели, но не смогли по не зависящим от них обстоятельствам.

К примеру, так произошло с одной девушкой, которая была незаконно задержана полицией, при этом у нее изъяли паспорт, не имея на то оснований, мало того, наши доблестные "силовики" не составили акта об изъятии. Девушка-то на свободе ныне, жалоба на действия полиции в следственный комитет отправлена. Да что толку? "Ворон ворону глаз не выклюет». У "силовиков" круговая порука, напоминающая преступный сговор. А бедняжке пришлось заказывать новый паспорт, заплатив при этом штраф. Просто черный юмор! И лишь после получения паспорта она может привиться, а затем "кодироваться".

Есть, конечно, и принципиально не прививающиеся. Так, в ноябрьский локдаун в весьма недешевом магазине один мужчина, закупавший дорогой алкоголь (судя по выбору продукции, он - мужчина, не алкоголь - не только сильно не бедный, но и прекрасный знаток, как вин, так и более крепких напитков), достаточно основательно аргументировал свое нежелание прививаться. Ну, что тут сказать? За границу человеку, похоже, не очень-то надо, вид деятельности позволяет не прививаться. Что касается театров, такие, как он, при желании попросту наймут желаемых актеров, чтоб те спели-сыграли персонально для их узкой компании где-нибудь в двух или более этажном загородном особнячке, расположенном в элитном местечке. 

Но вернемся в конец года. Вечер 25 декабря, первое Рождество, мне предложили провести в ресторане-баре (рестобаре) Matisse («Матисс»), посидеть в приятной компании, отведать хорошего вина, послушать "винил". "Матисс" - весьма атмосферное местечко. К слову, единственное известное, где подают очень вкусный густой тыквенный суп, о чем я узнала в Хэллоуин, он же - канун ночи Велеса.

Путь наш лежал от Кузнечного переулка до Колокольной улицы, решили "срезать" через проходные дворы. Нырнув в подворотню и пройдя через арку, мы остановились на несколько минут. Свет фонаря вырвал из темноты написанный на стене дома портрет Достоевского. Думаю, фонарь высветил еще и почтительное удивление, появившееся на моем лице. То, что я увидела, было чем-то большим, чем привычное граффити, это было настоящее искусство. Реально чистое искусство, которое не предполагает ни вознаграждения, ни даже славы.

Представьте, один, а может, два человека, стоя у стены, держали баллончики с аэрозолем, готовясь нажать кнопку и прикидывая, куда надо безошибочно направить струю, чтоб создать на безликой поверхности образ великого русского писателя, именем которого названа ближайшая станция метро. А в любую минуту мог появиться сторож или полицейский и вломить им по первое число. Моя спутница рассказала, что граффити на этой стене периодически уничтожают, но через какое-то время новый образ появляется снова, и чаще всего - это портрет Достоевского в различных вариациях.

Пройдя через проходные дворы, мы очутились аккурат перед "Матиссом". Нас ждал заранее зарезервированный дальний столик около окна, на подоконнике которого расположилась печатная машинка самого начала 20-го века. На стене висели старые фотографии знаменитостей, афиши минувшей эпохи прошлого столетия. Цветовое решение оформления заведения - в узнаваемых художественных тонах Анри Матисса.

Для начала мы заказали испанскую Каву и мороженое "Бородинский хлеб". Последнее выбрали из-за экзотики. Согласитесь, хлеб и мороженое с трудом можно представить как нечто гармоничное. Побывавшие во французских Каннах рассказывали, что там на набережной продается мороженое с разными необычными вкусами, пробовали из интереса. Хлебное, по их мнению, оказалось редкостной гадостью. Но мы решили рискнуть любопытства ради. И были приятно удивлены. Мороженое очень понравилось, при этом реально имело вкус бородинского хлеба. Время протекало незаметно в приятной компании за интересной беседой и бокалом хорошего каталонского вина. 

Упускаю подробности предновогодней беготни по магазинам, не буду утомлять описаниями пусть и приятных, но все же хлопот, связанных с подготовкой к празднику. Вопрос о выборе варианта встречи самого Нового года решился достаточно просто, поскольку заграница для нас только слегка приоткрылась, да и то далеко не вся. Про Новый год в Хельсинки или Вене можно было сразу забыть. Доминикана соблазнительна, к тому же для посещения ее не требуется всяческих справок, сертификатов и прочей "ковидной" бюрократии. Да уж очень далеко и долго лететь. Опять же, наши заботливые власти могут создать проблемы с обратным вылетом. Как случалось с Турцией.

Так что выбор был сделан в пользу стандартного набора: вечером 31 декабря - театр, в полночь - новогоднее застолье, затем - прогулка по Невскому, и завершение праздничной ночи - танцами в ночном клубе. Последнее - скорее, "утренник". В прошлом году стараниями губернатора питерцы были лишены большинства составляющих этого стандартного набора. Ежели душа жаждала театра, ресторана, клуба, а также такого культурного мероприятия, как посещение музея или исторической достопримечательности, то приходилось ехать в один из ближайших городов Ленинградской области. 

Ежели многие границы для нас все еще закрыты, то новогодний стол был весьма интернациональным. Итальянское и испанское шампанское соседствовало с марокканскими и грузинскими мандаринами, на соседних блюдах лежали швейцарские и белорусские сыры. Азербайджанский виноград, русская икра, швейцарских шоколад Линд и так далее. И какой же Новый год без традиционного русского салата с французским названием "Оливье"!

Но засыпать в Оливье все же не будем, волевым усилием оторвемся от индейки, запеченной с яблоками, оденемся потеплее и выйдем на улицу, вдохнем свежего морозного новогоднего воздуха, прогуляемся по Невскому. И не просто сбоку - по тротуару, а по самому его центру. От Фонтанки до Дворцовой площади главная артерия Санкт-Петербурга была отдана в полное распоряжение пешеходов.

Город, в особенности - Невский проспект, очень красиво иллюминировали, украсили. Прошлогоднюю иллюминацию в виде зимнего морозного узора и тающих голубых капель, которая не менялась в течение нескольких лет, сменила новая, совсем другая, яркая, нарядная, изображающая имперские символы бывшей столицы Российской империи. Огромное сердце полыхало огнями над Каналом Грибоедова неподалеку от Церкви на Крови. Светящиеся узоры превратили здание Думы в сказочный терем. И конечно, великолепно оформленные огромные елки - напротив Московского вокзала, около Казанского собора. И главная - на Дворцовой площади. Новый год на Невском - это тот редкий случай, когда радостно оказаться средь людской толпы в центре города.

Мимо мелькали лица людей, непередаваемо счастливые. Наблюдая за калейдоскопом красок, света и лиц, мысленно перенеслась в последний долокдаунский Новый год в Вене. Ровно в полночь мы вышли из кафе на площадь рядом с собором Святого Стефана, окунулись в волшебный калейдоскоп музыки и света, нас окружали такие же непередаваемо счастливые людские лица... Как жаль, что нас всех ссорят политики, да еще и разъединяют мероприятия типа "антиковидных". Люди-то везде одинаковы. И хотят одного и того же. 

Вдоволь нагулявшись по Невскому, самое время свернуть на Литейный и направиться в клуб Warpp. Отстояв очередь на вход, окунаемся в атмосферу громкой музыки, ярких огней, чуть позже - в вихрь танца. Почему-то некоторые считают, что в ночном клубе можно только дергаться под громкие треки, все равно - какие. Но это не так. Ценители приходят на конкретных диджеев. Мы в это раз шли на Bagus.

И поверьте, "дергаться", то есть танцевать, совсем не безразлично, под какую музыку и при какой череде меняющегося освещения. Мы почему-то забываем (или не знаем - видать, так хорошо учились в школе), что звук и свет оказывают физическое воздействие на наш организм. Это звуковые волны, это корпускулы света, обладающие массой и импульсом. Человек лучше всего и воспринимает звук, свет и цвет. Затем идет картинка. Потом текст - закодированная с помощью буквенных символов информация, требующая усилий со стороны человека для декодировки.

И хуже всего мы воспринимаем скучные колонки чисел. Может, поэтому и написал Арсений Тарковский: "И странно: от всего живого \ Я принял только свет и звук,\ — Еще грядущее ни слова\ Не заронило в этот круг". Раскодировкой звука нам заниматься не надо. Звук просто воздействует на нас. Создает то или иное настроение, задает ритм. В зависимости от глубины и частоты звуковой волны, от наложения одних волн на другие. А возможности, которые дает современная компьютерная техника для создания, программирования музыки, огромны. Надо только творчески, умело, со знанием дела подойти к этому. Ну и обладать талантом в данной области. А как иначе?

Дорогие читатели, пусть Новый год станет для вас счастливым и радостным! Пусть в 2022 году вам будет уютно!