«Идея “справедливости” - одна из самых токсичных идей нашего времени». Интервью с Людмилой Улицкой

Опубликовано: 4 ноября 2021 г.
Рубрики:

Людмила Улицкая родилась в 1943 году, по образованию биолог (закончила биофак МГУ), работала в Институте общей генетики АН СССР, откуда ее уволили за чтение самиздата. С тех пор Улицкая, по ее собственному утверждению, никогда не ходила на государственную службу: работала завлитом Камерного еврейского музыкального театра, писала очерки, детские пьесы, инсценировки для радио, детского и кукольного театров, рецензировала пьесы.

Известность пришла к Людмиле Евгеньевне после публикации в «Новом мире» повести «Сонечка» (1992). Это произведение было признано во Франции лучшей переводной книгой года и принесло автору престижную французскую премию Медичи. Во Франции же вышла и первая книга Людмилы Улицкой (сборник «Бедные родственники», 1993) на французском языке.

 Произведения Людмилы Улицкой: 1996 - книга «Медея и ее дети», 2001 - роман «Казус Кукоцкого» (премия «Русский Букер», итальянская премия Пенне), 2002 - сборник рассказов «Первые и последние», 2003 - роман «Искренне ваш Шурик».

 2006 - книга «Даниэль Штайн, переводчик» (премия «Большая книга»). 

 2011 - роман «Зеленый шатер», 2012 - автобиографическая книга «Священный мусор». 

В 2016 году ее новый роман «Лестница Якова» был удостоен третьей премии «Большая книга». 

2017- сборник «Человек в истории» и книга для детей «Три сказки». 2020 - книги «Чума», «О теле души».

В кино Улицкая стала известна как сценарист фильма «Сестрички либерти», позже по ее сценариям были сняты фильмы «Женщина для всех» (1991), «Умирать легко» (1999), «Ниоткуда с любовью, или Веселые похороны» (2007), сериал «Казус Кукоцкого» (2005), фильмы-спектакли «Эта пиковая дама» (2003) и «Сквозная линия» (2005). 

По произведениям Людмилы Улицкой были осуществлены постановки в российских театрах: «Русское варенье», «Даниэль Штайн, переводчик» (премии «Золотой софит» и Премия правительства России), «Мой внук Вениамин», «Незабудки», «Потанцуем». Произведения Людмилы Евгеньевны переведены более чем на тридцать языков. 

Творчество Людмилы Улицкой было отмечено различными наградами. Она является кавалером ордена Академических пальм (2003), Ордена искусств и литературы (2004), Ордена Почетного легиона (2013), лауреатом литературной премии Гринцане Кавур (Италия, 2008), французской литературной премии Симоны де Бовуар за вклад «в роль и образ женщины» (2011). В 2014 году Улицкая была удостоена Австрийской государственной премии по европейской литературе, став первым российским автором, получившим эту престижную награду.

В 2018 году лауреат американской Нейштадтской литературной премии. Общественная деятельность: «Фонд Людмилы Улицкой по поддержке гуманитарных инициатив». Проекты: детский книжный «Другой, другие, о других», «Хорошие книги» совместно с Институтом толерантности Библиотеки иностранной литературы и другие.

Писательница замужем третьим браком за российским скульптором Андреем Красулиным. От второго мужа, доктора биологических наук Михаила Евгеньева, у нее двое детей — сыновья Алексей и Петр. (https://ria.ru/20180221/1514916286.html)

 

- В недавно изданной книге «Чума» вы описываете события 1939 года, когда в Москве была предотвращена эпидемия легочной чумы с помощью НКВД, который быстро нашел и принудительно изолировал всех людей, контактировавших с носителем инфекции. 

Китай, ответственный за пандемию коронавируса, также довольно быстро предотвратил его распространение, используя повсеместно принудительные методы изоляции. 

Как вы думаете, китайское модель управления государством эффективнее демократических форм правления?

- Как показывает история, авторитарные государства имеют преимущества в борьбе с эпидемиями. Демократическая форма правления имеет множество преимуществ перед авторитарными, и это все мы вынуждены признать. Но это как раз не касается борьбы с пандемией. И по сей день страх оказывается более мощным стимулом в борьбе с пандемиями, чем просвещение. Приходится это признать. При этом я ни в кое мере не являюсь поклонником китайской модели управления государством.

- В США и во многих европейских странах большая часть населения уже получила прививки от коронавируса, которые, однако, не защищают от его новой разновидности «Дельта». Несмотря на это в Штатах введена обязательная вакцинация большей части населения страны. 

Можно ли рассматривать принудительную вакцинацию, как нарушение прав человека?

- Да. Можно рассматривать ее нарушением прав человека-идиота. А у идиота тоже есть права поступать как ему вздумается, и доводы здравого смысла он не слышит.

- Почему вирусологи не в состоянии создать надежную вакцину против коронавируса? 

- Это не так. Просто требуется определенное время для создания надежной вакцины. Это борьба природы с догоняющей ее наукой. У меня нет никаких сомнений в том, что наука в конце концов победит. Вопрос - когда и сколько это будет стоить человечеству - остается открытым. 

- Есть информация, что коронавирус, разработанный в Уханьском институте вирусологии (совместно с американскими учеными), был искусственно модифицирован, возможно, по заданию китайских военных ведомств. 

Насколько, с вашей точки зрения, реально это предположение и не этот ли факт объясняет невозможность создания эффективной вакцины? 

- Я знакома с этой точкой зрения. Нельзя исключить такой вариант. Эффективная вакцина в любом случае будет создана, это вопрос нескольких месяцев. А вот сколько времени понадобится на то, чтобы привить население, пока никто на этот вопрос не ответит.

- В Америке иногда закрывают больницы, которые не приносят прибыль. По этой причине многопрофильная больница, в которой я работала, была закрыта несмотря на то, что она просуществовала 175 лет. Большой город остался без больницы.

- Скорей всего, это какая-то организационная ошибка. Обычно больницы, которые так долго существуют, нуждаются в переформатировании, а не в закрытии. 

- Совместима ли медицина как бизнес с заповедью «не навреди»?

- Медицина остается медициной с ее базовым принципом «не навреди». Само слово «бизнес» имеет некоторую отрицательную коннотацию - вот ее хотелось бы снять. Медицина становится бизнесом, то есть финансово-емкой областью культуры и цивилизации. Это неизбежный процесс. В тех странах, где медицина будет лучше организована, включая и определенные бизнес-модели, победа над пандемией будет успешнее. 

- Пандемия способствовала возрастанию страха среди населения, которое боится заразиться коронавирусом. Растет заболеваемость депрессией. Что делать?

- Да, к пандемии коронавируса прибавляется еще и пандемия страха. Единственный рецепт - информированность общества, повышение минимальных знаний о природе заболевания, о способах заражения, предотвращения заражений, соблюдение предписываемых защитных мер, включая ношение масок и уменьшение контактов.

- «Для человека, выросшего в России, чтение книг - это огромный воспитательный момент, потому что в общем нас воспитывали книги», - говорите вы в одном из интервью. 

Не преувеличена ли роль великой русской литературы в способности «чувства добрые лирой пробуждать», ведь миллионы доносов во время сталинского террора писали люди, которые, наверняка, читали книги?

- Как бывший и несостоявшийся ученый, обращаю ваше внимание на то, что в данном вопросе нет возможности поставить опыт и к нему контроль. А, может, если бы не было этой великой литературы, которая пробуждала «чувства добрые», мы с вами жили бы сегодня в мире тех самых сталинских доносов, а к ним прибавились бы еще миллионы свеженьких?

 - Стихотворение Булата Окуджавы «Чувство собственного достоинства» заканчивается словами: —«…кроме этого ничего не придумало человечество для спасения своего». Почему именно чувство собственного достоинства считает поэт таким важным для людей?

- Булат Окуджава был исключительно красивым, смелым человеком, а в гражданском смысле еще и образцом для подражания. Его рекомендация великолепна, но не так много людей, у которых хватает мужества следовать этой рекомендации.

- 6 октября в Киеве отмечали 80-летие расстрела евреев в Бабьем Яре. Массовое уничтожение евреев описано в книге Джонатана Литтелла «Благоволительницы» так, что ты «видишь», что происходило много лет назад. 

 Как Вы относитесь к этой книге, написанной писателем, родившимся после Второй Мировой войны?

- Да, меня тоже поразило, как этот молодой автор, не имеющий и тени того опыта, которые имели мы с вами, наши родители и деды, смог проникнуться всей глубиной трагедии, про которую наши современники с такой легкостью забыли. Я общалась с Джонатаном Литтеллом еще до того, как он написал этот роман, и у меня были большие сомнения относительно того, сможет ли он «поднять» этот материал. Это ему удалось. Низкий поклон. 

- Появление соцсетей, в которых некоторые люди проводят ежедневно много времени, сократило число читающих книги. 

Ваше отношение к соцсетям?

- У меня нет никакого особого отношения к соцсетям - я крайне редко туда заглядываю, не хватает времени. Мне не кажется, что соцсети составляют большую конкуренцию бумажным книгам. Но это точка зрения человека, который безусловно предпочитает чтение бумажной книги чтению с экрана. Хотя, признаюсь, половина моего чтения последние годы - с экрана. Кроме всего прочего, вопрос о соцсетях довольно расплывчатый - на днях я читала в соцсетях заинтересовавшие меня тексты, связанные с ранним христианством, и там я наткнулась на авторов, которых прежде не знала. В конце концов, не имеет значения, откуда к нам падает информация, которая нам интересна. Пусть из соцсетей.

- Художник и власть. Должен ли художник быть в оппозиции к власти? И приходилось ли вам испытывать давление власти?

- Начнем с того, что художник вообще никому ничего не должен. Творческий дар - лучшее, что есть у человека. Отношения у художника с властью бывают самые разнообразные, но в России такая сложилась традиция, что у художников с властью отношения сложные: достаточно прочертить такую линию - Радищев-Пушкин-Толстой-Достоевский-Мандельштам... далее везде. Я лично не испытывала никакого давления со стороны власти, и в первую очередь по той причине, что никогда ничего хорошего от нее не ожидала. Впрочем, могу предположить, что я ей нравлюсь ровно в той мере, в какой она нравится мне...

- Вы работаете над новой книгой об эмиграции «Туда и обратно». В повести «Веселые похороны» вы уже писали о том, что русские эмигранты в Америке «одинаково нуждались в одном - в доказательстве правильности того поступка».

Почему тема эмиграции вас до сих пор интересует?

- Тема эмиграции давно и очень глубоко изменилась: сегодня это совершенно другой круг проблем, чем тот, который вынуждал наших соотечественников эмигрировать из России в 70-80-е годы прошлого века. В наше время люди, насколько могу судить, выезжают из России в поисках более подходящей работы, и не всегда это чисто финансовая проблема. У меня много друзей ученых уехало из России именно по той причине, что на западе наука лучше финансируется. Это сильный аргумент.

- Сейчас в США проводится пропаганда «Позитивной дискриминации» и «Критической расовой теории». Некоторые иммигранты «советского разлива» проводят по этому поводу параллели с пропагандой вражды на классовой основе. 

Обоснованы ли такие параллели? 

- Я совершенно не готова отвечать на эти вопросы. Для этого я слишком плохо знаю американскую жизнь. Настолько плохо, что даже своим собственным суждениям не особо доверяю. Одно могу сказать - идея «справедливости» - одна из самых токсичных идей нашего времени. За эту идею прячут самые разнообразные вещи, порой совершенно противоположные по смыслу. 

 

Комментарии

Идея «справедливости» - одна из самых токсичных идей нашего времени.
======================
Уважаемая Евгения, Вы совершенно справедливо вынесли эти слова Улицкой в заголовок интервью. Этот интересный вывод следовало бы развить в отдельной статье.

В заголовок вынесли очень интеригующее высказывание, а по существу оно никак не было раскрыто. Дочитав до конца, принимаешь, что тебя просто обманули. Всё прочее в интервью абсолютно банально и не интересно