Я видел... Африку

Опубликовано: 20 сентября 2021 г.
Рубрики:

Видел я три великих водопада планеты. Первым был ниагарский, о котором мой внук из Израиля сказал: «Ну, это уже слишком». Ему тогда было шесть лет. Вторым был Игуассу. До него пришлось добираться самолетом и окунаться в тропическую духоту, обильно сдобренную влагой, а третьим оказался самый большой из них – водопад Виктория. В центре его на самом краешке пропасти стояли самоубийцы – а как их еще называть! Их было несколько человек, приветствующих нас - зрителей с другого берега. В ответ на наше потрясение гид объяснил, что сейчас, в сезон окончания сухого периода, желающие, давшие подписку о снятии ответственности государства за их гибель, могут пройти по дну стремительного потока до самого обрыва. Стоит уровню воды хоть немного приподняться, такая клоунада будет невозможна, ибо поток несется с такой силой и скоростью, что мало какой катер с самым мощным мотором из него выплывет, его обломки окажутся на дне. Но даже в это время сезона водопад производит ошеломляющее впечатление. Высота потока, его каскадная мощь, протяженность ни с чем не сравнимы. Не берусь описывать это зрелище более подробно - это надо видеть, и никакие съемки не заменят естественного впечатления. Добавлю, что после осмотра мы были мокрыми до нитки из-за водяной пыли. 

Я люблю водопады, пользовался малейшей возможностью увидеть еще один, потом, еще… Никогда не уставал наслаждаться потоком падающей воды. Но о Виктории даже не мечтал, оценивая свои физические, да и финансовые возможности достаточно трезво. Все перевернула моя близкая знакомая Генриетта. Она видела Викторию дважды, и захотела увидеть водопад в третий раз уже в моей компании. Надо сказать, что я долго сопротивлялся, выматывал ей нервы своим нытьем и неверием в собственные силы. Но сейчас, когда все позади, я благодарен ей за настойчивость, ибо ощущения от поездки останутся в памяти на всю оставшуюся жизнь. 

Дело не только в водопаде, хотя, как я уже писал, это незабываемое зрелище. Но разве можно забыть сношение двух львов, осуществляющееся на твоих глазах в пятнадцати метрах от тебя без всяких решеток, и все это происходит в присутствии третьего льва. Он тоже, как и мы, внешне невозмутимо наблюдал за процессом зачатия новой жизни. Конечно, мы позволяли себе говорить только шепотом, ибо неизвестно, как отреагировал бы царь зверей, если б мы начали громко комментировать его поступки. Еще раз – решеток не было, и допрыгнуть до нас этому зверю ничего не стоило. Шофер, по совместительству гид, – их было трое, не успел бы в этом случае даже завести машину. 

И удивительное дело - ни разу я не испытал ощущения страха. Хотя, признаюсь, был момент, когда нас окружило стадо слонов. Подавляющее большинство их было черного цвета. Вообще могу заметить между строк, что в этой части Африки (южная) слоны в основном «черношкурые». Мы их снимали и смотрели, как они двигаются в нашем направлении, и незаметно оказались в центре слоновьего стада. Вот тогда я напрягся, в отличие от моей спутницы – она через такое уже проходила. Все же страшновато, когда на машину двигается черная махина, но дойдя до предела досягаемости вытянутой руки эта громадина изящно поворачивает и обходит Тойоту. 

 

Хочется сказать несколько слов о режиме наших поездок, и в частности о машине, с которой мы не расставались в часы нашей поездки в национальные парки. В большинстве случаев нам приходилось садиться в машину около шести утра. На нас накидывали брезентовые плащи с шерстяным подбоем, и мы плотно закутывались в эти ранние часы. Когда подходила к концу утренняя часть, мы уже были раздеты, не до трусов, конечно, но тела наши прикрывали только майки. Мы невылазно сидели на своих местах в прямом смысле этого слова, потому что гиды категорически запрещали нам их покидать. Исключения делались в минуты привала, когда выбиралась сравнительно пустынная площадка и гиды «накрывали поляну», состоящую из термосов с чаем и кофе, бутылок воды и разного рода пакетиков… Нам разрешали размять ноги, даже деликатно настаивали на этом, и можно было даже отойти на приличное расстояние, чтобы мы, как говорят в армии, оправились. И вот здесь я познакомился с обычаем, о котором не имел ни малейшего понятия. Когда мне понадобилось отойти в сторонку, чтобы сделать свои дела, то от гидов я получил рулон и вместе с ним бумажный пакетик. Для чего он нужен, спросил я? В него вы положите подтирку и отдадите нам, был ответ. 

Во всех заповедниках и разного рода национальных парках мы не увидели ни одного клочка бумаги, ни одной бутылки, ни одного бумажного стаканчика – вообще ни одного предмета, созданного руками человека. В заповедниках им было не место. В них сохранялась первозданная чистота! Конечно, после пикника нам предложили вымыть руки спецраствором, обладающим способностью стремительно высыхать.

Попытка найти точную марку машины на русских сайтах закончилась неудачей. Не нашел я изображения девятиместной Тойоты без боковых дверей: чтобы попасть внутрь машины требуется хотя бы незначительная физподготовка. Пассажиров охраняют только брезентовая крыша и боковые стойки. Поэтому, когда шофер кричит «Бренчиз!, вы сами должны позаботиться о том, чтобы ветки не исхлестали вам физиономию. О руках говорить не приходится – вы ими защищаетесь от прутьев. Ветровое стекло складывается на капоте и поднимается только, когда вы покидаете парк, ибо скорость у этой машины почти мгновенно достигает 80 миль в час, и это не предел. Вообще, складывалось ощущение, что для этой машины не было преград, особенно если учесть, что «дороги» в большинстве парков были проложены предыдущими машинами и представляли из себя две глубокие колеи с сопутствующими им кочками и ухабами. Моей гражданской Тойоте там было нечего делать. Для этой же машины все эти неровности были семечками. А мы благословляли гибкость наших позвоночников, позволяющих удержаться на плечах нашим мотающимся из стороны в сторону головам. Однажды машина попала в яму, села, как говорят по-русски. Ну, подумал я наивно, сейчас придется ее толкать вместе с гидами. Это были крепкие ребята, им, скорее всего, не привыкать. И ничего! Шофер включил первую передачу, и машина без слышимых усилий движка выбралась из этой западни. Хотя, надо признать, что мотор машины работает далеко не бесшумно. Вот в этом вопросе моя Тойота даст сто очков вперед. 

Нас в машине было двое – вот и вся группа. В «доковидные» времена набирался полный состав – до девяти человек. А сейчас, можно смело сказать, наступила катастрофа. Нет туристов – Ковид практически убил индустрию туризма в странах Южной Африки. Мы видели последствия его разрушительной деятельности в разных странах и частях нашей страны. Особенно это видно в аэропортах, когда в залах регистрации большинство кабинок по приему багажа стоят пустыми – такого на моей памяти никогда не было. 

Надо сказать, что практически все мои друзья задавали ставший уже стандартным вопрос: а как там с Ковидом? И всегда с моей стороны следовал стандартный ответ: не знаю. Не интересовался тамошней статистикой и как с ним сражаются в этих странах. Не было ни желания узнавать, ни возможности. Мы ни с кем не общались. Ресторанная и гостиничная обслуга не в счет. Наш гид как раз и говорил о ситуации с туризмом, но не о положении с этой заразой в стране. Но за одно могу поручиться, ибо был свидетелем: практически все ходят в масках. Было удивительно видеть человека на пустынной дороге с маской на лице. Сколько раз нам попадались такие путешественники – все в масках. В группе людей на этих дорогах все носили маски, включая маленьких детей. Об обслуге даже не упоминаю. Какой разительный контраст с тем же Лондоном, куда мы попали на несколько часов, ожидая своего рейса в Йоханнесбург. Мы летели с пересадкой, ибо это дешевле, да и физически легче переносить такого рода перелеты. 

Лондон потряс! Конечно, мы успели побывать только в его центральной части, но и ее хватило, чтобы ощутить жизненный и, не побоюсь этого слова, веселый ритм жизни этого великого города. Почти никто не носил масок, дистанции не соблюдались, люди ходили толпами и стояли, не соблюдая дистанции, на самодеятельных концертах - такое ощущение, что Ковида там вообще нет. Видели мы и огромную черную, без каких-либо оттенков толпу иранцев. Она двигалась по Пикадилли сплошным потоком и абсолютно мирно. В этот день иранцы отмечали день рождения своего святого, из-за злой судьбы которого и произошел раскол в мусульманском движении на шиитов и суннитов. В тонкости вдаваться не стану, не об этом речь. Поразило количество этих людей и их мирный настрой – обязательной в таких случаях полиции было нечего делать. Полицейские присутствовали, но не более того. Мы заметили, что они и уехали первыми. 

Я был в Лондоне не один раз. Но даже не мог себе представить, что на Трафальгарской площади, уставленной монументами великих людей Британии, появится «скульптура» в виде стаканчика пломбира с вишенкой на вершине пирамидки и сидящей на этой пирамидке гигантской «мухи». Скульптура была установлена рядом с Британской галереей. Естественно, ее мы не могли пропустить. Отдохнули душой, созерцая бессмертные творения гениев планеты. 

И, чтобы закончить тему Ковида, могу сказать, что при «переходе» границ мы подвергались проверке на эту болезнь в обязательном порядке. Я однажды не выдержал, начал орать, что только вчера прошел этот тест, вот мои документы, но гид нашел слова, меня успокоившие, и я подчинился. Вообще, о гиде отдельный разговор еще впереди. Меня стали уверять потом, по приезде домой, что таким образом государства, та же Ботсвана, собирают деньга с туристов. Не верю – все это гроши в бюджете любого государства. Сумма проверок все время росла, самая дешевая оказалась в Штатах порядка 40 долларов, самая дорогая перед возвращением в Йоханнесбург – 80. Естественно, что страховка заграничных не покрывает: твое дело, мог не ехать. Но последней каплей, вызвавшей настоящую ярость, оказалась анкета, которую нам предложили в самолете по дороге домой: из Лондона в Нью-Йорк. Она была мудреной, нас предупредили о «даче ложных показаний», мы старались … И что? Никто из официальных лиц Терминала 7 даже «не повернул головы кочан» в нашу сторону. Анкетой можно было подтереться. Это как понимать? По-моему, это и есть отношение к Ковиду в самом продвинутом государстве. Ну и хватит о нем. 

Экзотика поездки заключалась в том, что мы видели на близком расстоянии диких животных. Больше нечего экстраординарного не было. В одной из гостиниц, устроенной по принципу стоящих неподалеку друг от друга коттеджей, нас предупредили, что в столовую, к примеру, надо ходить с сопровождающим. Мы в этом убедились, когда у моей приятельницы, что-то там откусывающей, небольшая обезьяна выхватила из рук кусочек недоеденного, вспрыгнув для этого ей на плечо, - и мгновенно исчезла. Женщина пришла в себя не скоро. И чтобы покончить с вопросом кормежки, скажу, что качество еды «не желало» оставлять лучшего - все было вкусно во всех отелях, разнообразно и быстро. И мы не давали даже чаевых – все было «предусмотрено могучим ураганом» – платой вперед за наше путешествие. Никаких особенностей в виде национальных блюд нам не предлагалось: чисто европейская кухня с вином или пивом по усмотрению туриста. В подробности вдаваться не стану. 

Поначалу, когда в первый раз садишься в машину, то испытываешь легкое потрясение, увидев, к примеру, льва метров за сто от машины. Особенностью нашей психологии является то, что при виде худосочных косуль, толстозадых зебр или даже жирафов, никакого волнения не испытываешь – травоядные, чего с них взять? А вот когда появляется лев, то невольно сердце начинает биться быстрее. Мы ни разу не видели ни одного хищника на успешной охоте. Да и вообще на охоте. Однажды чуть не наехали на двух достаточно взрослых львиц. Эти самки решили поохотиться на буффало – отбить от стада какого-либо завалящего бычка или коровку, а лучше детеныша. О чем они договаривались и как они это делали, мы не поняли, но действия их были синхронны и целенаправленные. И надо было видеть, с какой скоростью они убегали от отдельных представителей буффало, давших им понять, кто является в данном случаем хозяином положения. 

Мы сделали круг, чтобы заехать к львицам с тыла, наткнулись на них, лежащих за кустом, и решили посмотреть, что же будет дальше. Через десять минут нашего неподвижного сидения и ожидания непонятно чего, мы не выдержали и осветили хищниц фарами машины. Эти ленивые дряни спали чуть ли не обнявшись! Они даже не повернули в нашу сторону головы. 

Надо заметить, что слоны слонами. Мирные спокойные животные непрерывно что-то жующие – ты их не трогай, они тебя тоже. Между человеком и слоном мирное сосуществование. Но когда речь идет о буффало, то тут надо держать ухо востро и не приближаться к стаду. Когда мы встретились с ними, то даже в голову не пришло подъехать поближе. Становилось не себе, когда сталкивался взглядом с одним из них. Немигающе смотрит на тебя, и возникает желание убраться поскорее, тем более не пересекать им дорогу. Этим черным, сплошным из-за многочисленности, великолепием природы управлять невозможно. И когда они движутся через кустарник, числом в две-три тысячи голов, врагу не пожелаю встать у их пути. Я, например, не слышал, что какого-либо буффало удалось приручить вспахивать землю. Если только с детства. Но эти матери своих детей не бросают. Мне кажется, что они вообще не поддаются дрессировке. А вот смотреть на них с безопасного расстояния - одно удовольствие. В общем, не зря они входят в пятерку «великих» в этом регионе. Называю пятерку: это слоны, львы, леопарды, носороги и буффало. Носорогов мы не могли видеть, они по решению стран Африки, перевезены в какую-то одну страну, где их легче охранять от браконьеров. Не встретили мы и леопардов – не повезло. 

А вот как львы увеличивают потомство были свидетелями. Скучное зрелище, надо признать: по частоте движений царя зверей это похоже на совокупление собак. Никакой разницы. Только в конце львица рявкнула, и, перевернувшись на спину, обнажила громадные клыки. Любовную пару совершенно не смущали ни мы, ни лев, смотревший на все это с расстояния двадцать метров. Впрочем, будем справедливы, животный мир не знает стыда. Забавно было наблюдать, как мимо них проходил жираф, остановился, повернул к ним голову и свысока посмотрел на действо, а потом неторопливо двинулся дальше.

Намного интересней было смотреть на поведение двух львиц с двумя львятами. По предположению гидов, они ушли из прайда, чтобы сохранить свое потомство. Скорее всего, это были две сестры. У одной из них были львята. Мы наблюдали за ними с вышки на расстоянии нескольких десятков метров. Группа шла на водопой. Небольшое круглое озеро с неподвижным крокодилом на противоположном берегу представляло собой идеальное блюдце с водой, из которого можно было утолить жажду. Жара стояла несусветная, но львицы не торопились. Одна из них с двумя львятами подошла к небольшому водоему, отходящему от озера, а вторая осталась сзади и все время смотрела по сторонам. Она была на стреме. Утолив жажду, троица сменила сторожиху. Пришла их очередь караулить. После утоления жажды вся троица ушла в лес, но не одной группой. Опять же одна из львиц прикрывала тылы. 

Казалось бы, чего боялась эта группа? Ведь крокодил находился достаточно далеко. Я понял, чего они она боялась, когда во время вояжа по реке, мы наткнулись на неподвижно лежащую рептилию. Она подпустила наш пароходик достаточно близко, и ее можно было разглядеть во всех подробностях и даже увидеть мелкие слезы, наполняющие глазки. Верный признак того, что рептилия была бы не против закусить нами. Слюноотделение у них выражается в том, что они начинают плакать. Увидев это, вспомнил выражение «плачущий большевик». Сделал несколько снимков и решил, что с меня довольно. Нечего тратить время на неподвижное бревно. И вдруг!

Я даже не успел до конца продумать, что надо это заснять, не успел поднять телефон, как эта тварь, перевернувшись вокруг своей оси, нырнула в воду. Брызг не было. Нам, зрителям, остались только круги на воде. Вот тут только до меня стало доходить, почему они, современники звероящеров и прочих бронтозавров, царей юрского периода, уцелели, и вполне комфортно существуют в наше время. Я поверил, что крокодил может развивать скорость до семидесяти километров в час – куда там великому Болту. 

Признаюсь, это было самое сильное ощущение за все путешествие. Ни пара красавцев гепардов, прячущихся в тени от палящего солнца и не реагирующих на нашу машину, ни переплывающие один за другим через водную преграду слоны, погруженные в воду почти по уши и с выставленными из нее кончиками хоботов, ни противные по внешности и характеру бегемоты, распахивающие пасть, в которую, казалось, можно войти не согнувшись, такого впечатления не оставили. 

В заключение буквально несколько слов о нашем гиде и путешествии в целом. Сначала о путешествии. Мы ни разу не испытали никаких затруднений ни с билетами, ни с перелетами – их было достаточно много. В частности, самолет А-2, биплан на четырех человек, был удобен как головная боль. Хорошо еще, болтанка сама по себе была короткой – не более получаса. Но других способов перебираться из города в город или из страны в страну нет. В это время можно разглядеть страны сверху – небольшая высота это позволяет. Скучное зрелище – серо-желтая равнина простирается на протяжении всего полета. Нет ни клочка возделанной земли. Дело не в лени местных жителей. Просто ничего не выживает под этим солнцем. Нет никаких гор, рек… ничего. Когда смотришь из окна самолета на Англию, то не видишь ни одного участка пустующей земли, контраст разительный. Дороги в Африке тоже оставляют желать лучшего. Замечу, что во всех странах правостороннее движение – наследие той же Британской империи. 

Произвел впечатление Йоханнесбург. Мы были там коротко. Проехали по главной торговой улице под названием Бри. Вавилон! Торговали буквально на каждом свободном клочке земли, и продавали что угодно. Разговоры о том, что город заполнен только черными оказались трепотней тех, кто не видел этот город. Гид, который сидел с нами в микроавтобусе остудил мой восторг: не надо высовываться, тем более с телефоном, можно потерять его вместе с головой. Вообще, лучше поднять стекло и не оставлять свои вещи на соседнем стуле, на парапете. Не успеешь оглянуться, как они исчезнут. Это может произойти в любом районе города. Лучше все свое держать ближе к телу. 

Нашего гида зовут Тула (Thula). Сорока семи лет отроду. Семейный, с двумя детьми, высокий, даже можно назвать красивым. Профессионал! Благодаря ему, мы ни разу не испытали никаких затруднений ни с билетами, ни с перелетами. С гостиницами и питанием в них тоже было все в порядке. В общем, мы были им очень довольны. Меня удивило, что он всегда видел любое животное на приличном расстоянии. У меня у самого еще хорошее зрение – вижу последнюю строчку. Но каждый раз, когда он протягивал руку в том или ином направлении, я, приглядевшись, обнаруживал, что он прав: в кустах притаился лев, жираф слился со стволом дерева и надо его найти глазами… По сравнению с ним я был плоховидящим горожанином. Потом до меня дошло, что у него просто «глаз был пристрелявши», как у Левши, подковавшего блоху. А его знания повадок животных, и не только животных, поражало. Однажды я попросил его сказать пару слов о термитах. К слову, термитников там сотни! Пала слов вылилась в лекцию о термитах, и единственно, о чем жалею, что не записал ее. Так это было интересно. В общем мы были счастливы, что нам попался такой гид. 

Вот, пожалуй, и все, что я хотел сказать о нашем десятидневном путешествии. У меня оно останется в памяти навечно. Стоило потратить насколько тысяч долларов, чтобы все это увидеть.