Памяти погибших кораблей. Часть 23. Пассажирский пароход «Генерал Слокам»

Опубликовано: 2 сентября 2021 г.
Рубрики:

Множество разных опасностей преследует судно с первой минуты выхода в рейс. Это и пробоина, и посадка на мель, и столкновение с другим судном, и крутая волна высотой в многоэтажный дом. Но, пожалуй, одна из самых страшных опасностей для судна в море – это пожар. Парадоксально: корабль окружён со всех сторон водой, в которой, казалось бы, должно захлебнуться любое пламя, но это не так. Если на судне возникает пожар и его не ликвидируют в самом зародыше, огонь распространяется с огромной скоростью, чему способствуют и деревянные конструкции корпуса, и горючие грузы, находящиеся на борту судна, и ветер, который очень быстро и эффективно разувает пламя. В результате корабль вместе с находящимися на борту людьми обречены на мучительную смерть, и примером тому является пароход «Генерал Слокам».

Это был колёсный трехпалубный пароход, построенный в Нью-Йорке, а точнее, в Бруклине, в 1891 году. Длина корпуса составляла 72 м, ширина 11 м. Он был выполнен из белого дуба и жёлтой сосны. Водонепроницаемые переборки разделяли корпус на три отсека. По бортам судна располагались два огромных колеса диаметром по 9,4 м, которые приводили судно в движение со скоростью около 16 узлов (30 км/ч). Судно получило своё имя в честь генерала Генри Уорнер Слокама, участника Гражданской войны. 

За 13 лет службы с пароходом неоднократно происходили различные происшествия. Так, буквально через три месяца после начала эксплуатации судно село на мель, и его пришлось выводить на оперативный простор при помощи буксиров. 

В 1894 году «Генерал Слокам», имея на борту 4700 пассажиров, врезался в отмель с такой силой, что судовой электрогенератор получил серьёзные повреждения. Спустя месяц пароход снова сел на мель во время шторма. Пришлось пересаживать пассажиров на другое судно. В сентябре того же года «Слокам» столкнулся с буксиром в проливе Ист-Ривер, из-за чего рулевое управление парохода было серьёзно повреждено.

В июле 1898 года близ Бэттери-парка «Слокам» столкнулся с пароходом «Амелия». 17 августа 1901 года, когда пароход перевозил группу анархистов, некоторые пассажиры начали беспорядки на борту и попытались взять судно под контроль. Экипажу удалось отбиться и сохранить контроль над «Слокамом». Капитан пришвартовал судно у полицейского пирса, и 17 человек были задержаны полицией.

В июне 1902 года «Слокам» сел на мель с 400 пассажирами на борту. Команде не удалось снять судно с мели, и пассажирам пришлось провести на пароходе беспокойную ночь.

Тем не менее «Генерал Слокам» пользовался у жителей и гостей Нью-Йорка большим успехом. Газеты писали, что из любых десяти ньюйоркцев пятеро совершили на этом судне одну или несколько приятных прогулок по рекам и гавани этого огромного города.

15 июня 1904 года «Генерал Слокам» под командованием капитана Ван Шайка вышел в очередной рейс. Пароход был зафрахтован евангелистской церковью Святого Марка, чтобы отвезти пассажиров на ежегодный пикник немецкой общины в Саранчовую Рощу - живописный пригород Нью-Йорка на северном берегу острова Лонг-Айленд. На борту находилось 1342 человека – в основном женщины и дети. Пароход держал курс на Лонг-Айленд через один из самых опасных и скалистых проливов в районе Нью-Йорка с говорящим само за себя названием «Врата Ада».

Когда судно приближалось ко входу в пролив, 10-тилетний мальчик, прогуливавшийся по судну, сообщил матросу о запахе дыма в фонарной кладовой. После беглого осмотра в трюме была найдена бочка с горящей соломой, которую матрос решил потушить подручными средствами. Таким подручным средством оказался мешок с углём, и матрос, недолго думая, швырнул его в бочку, наивно полагая что таким образом пожар будет ликвидирован. Пока собирали пожарную команду, пламя разгорелось и вырывалось из кладовой, а когда моряки развернули два пожарных рукава, при подаче воды они моментально лопнули.

С берега прохожие наблюдали фантастическую картину: большой трёхпалубный корабль мчался по проливу со скоростью более 30 км/ч с полыхающей кормой, в то время как на трех палубах гремела музыка и люди весело танцевали. Из-за сильного встречного ветра даже капитан не заметил ни огня, ни дыма, пока ему не доложили об этом только через 20 минут после обнаружения огня.

Хотя именно на капитана возложена ответственность за безопасность пассажиров, ни он, ни владельцы судна до катастрофы не предпринимали никаких усилий по обслуживанию или замене средств спасения на судне: противопожарные учения экипажа ни разу не проводились, пожарные шланги прохудились во многих местах. Когда люди бросились к спасательным металлическим шлюпкам, а на судне их было шесть, выяснилось, что спустить шлюпки на воду оказалось невозможным. Все они намертво присохли к кильблокам в результате многочисленных покрасок. Помимо шлюпок на пароходе имелось около двух тысяч спасательных пробковых жилетов. Они хранились на специальных стеллажах вдоль продольных переборок каждой из открытых палуб в виде пакетов по двенадцать штук и были перевязаны проволокой, причём эти пакеты находились так высоко, что до них нужно было допрыгивать. Когда матросы парохода попытались все-таки их раздать женщинам, из этого тоже ничего не получилось. Эти "никогда не тонущие жилеты Конуэлера", как они были разрекламированы, при попытке надеть разрывались на куски, а наполнявшая их пробка истлела и превратилась в труху. Позже выяснилось, что жилеты с момента первого спуска на воду "Генерала Слокама" ни разу не снимались со стеллажей и не проверялись.

Люди метались по пароходу от одного борта к другому, с палубы на палубу. На трапах началась давка. Повсюду царили паника и полная неразбериха. Теперь уже никто на пароходе не думал погасить огонь. Отчаявшиеся матери надевали на своих детей эти с позволения сказать спасательные жилеты, бросали детей за борт и в ужасе видели как их малыши идут ко дну. Как мы уже говорили, большую часть пассажиров составляли женщины и дети, которые, как и большинство американцев начала минувшего века, не умели плавать; к тому же тяжёлая шерстяная одежда того времени впитывала воду, делала плавание почти невозможным и тащила под воду. Многие погибли, когда палубы перегруженного судна рухнули; другие были перебиты лопастями всё ещё вращавшихся колёс.

Капитан Ван Шайк решил продолжить вести судно, вместо того чтобы сесть на мель или пришвартоваться у ближайшей пристани. Это было роковой ошибкой: встречный ветер лишь разжигал огонь ещё сильнее. Ещё одним катализатором стали легковоспламеняющиеся краски. Капитан впоследствии утверждал, что пытался избежать распространения огня на прибрежные здания и нефтяные резервуары.

Зрелище было настолько ужасным, что спасать судно бросились все: от острова Норт Бразер отчалил ялик, в котором гребли четверо больных из инфекционной больницы, находившейся на острове. На другом острове, который назывался Райкерс, располагался исправительный дом для малолетних преступников. Видя, как с охваченного пламенем парохода за борт прыгают женщины и кидают в воду младенцев, заключённые самовольно захватили гребные лодки, принадлежавшие администрации колонии, и бросились на помощь.

Вот результаты этого «увеселительного рейса»: только в день катастрофы обнаружили 498 трупов. Окончательная цифра погибших - 957 человек. Вскоре это число возросло за счёт умерших в госпиталях от ран и ожогов до 1 021 человека, 175 пассажиров и 5 членов экипажа "Генерала Слокама" получили тяжёлые ожоги. Физически никак не пострадал только 251 человек.

Не успели предать земле прах погибших при пожаре, как в Бронксе суд присяжных начал расследование причин и обстоятельств, приведших к катастрофе. Общественность Нью-Йорка требовала жестоко наказать капитана «Генерала Слокама" – вплоть до публичной казни.

Предварительное следствие быстро вскрыло целый ряд вопиющих нарушений правил в эксплуатации компанией "Никербокер стимбоут" своего парохода. Припомнили все многочисленные аварии погибшего судна. Члены экипажа сгоревшего парохода под присягой показали, что они ни разу не проходили противопожарного инструктажа и что на судне никогда не проводилось учебных спасательных тревог. Более того, расследование показало, что у некоторых членов экипажа парохода не было соответствующих документов на занятие своих должностей. Например, первый помощник капитана Эдвард Фланаган не имел диплома судоводителя, а прежде он служил клерком в конторе фирмы - владельца этого парохода.

На четвёртый день работы суда присяжных Ван Шайк был обвинён в непредумышленном убийстве многих людей - пассажиров вверенного ему парохода. Капитан "Генерала Слокама", оправдываясь, обращал внимание суда на тот факт, что до этой катастрофы он на своём пароходе благополучно перевёз 30 миллионов пассажиров. Однако суд не счёл этот факт смягчающим вину обстоятельством. Учитывая, что Ван Шайк получил ожоги и находился в госпитале, следственная комиссия, отпустив его на время под залог, передала дело о катастрофе Большому федеральному жюри штата Нью-Йорк. Под залог были также отпущены сотрудник судоходной инспекции Лундберг, подписавший фальшивый акт освидетельствования "Генерала Слокама" в мае 1904 года, несколько должностных лиц фирмы "Никербокер стимбоут " и вышеупомянутый бездипломный первый помощник капитана Эдвард Фланаган, который так поздно оповестил капитана о начинающемся пожаре. 

10 января 1906 года на сессии Большого федерального жюри штата Нью-Йорк возобновилось слушание дела по обвинению капитана "Генерала Слокама" в непредумышленном убийстве своих пассажиров. Присяжные признали капитана виновным в том, что он не заботился о состоянии противопожарного и спасательного оборудования своего парохода, ни разу не проводил с экипажем соответствующих учений и инструктажей. Вынесенный приговор был достаточно суров: 10 лет тюремного заключения. Остальных привлечённых по этому делу лиц суд признал невиновными. Общественность Нью-Йорка, которая два года назад требовала казни Ван Шайка, усмотрела в решении Большого федерального жюри несправедливость. Всем стало ясно, что капитана сделали единственным виновником катастрофы и "козлом отпущения". Друзья Ван Шайка организовали среди речников и моряков Нью-Йорка фонд материальной помощи и собрали для престарелого капитана 5620 долларов. 

Апелляция Ван Шайка в Верховный суд США была отклонена: семидесятилетний капитан сел в одиночную камеру тюрьмы Синг-Синг. Незадолго до этого он успел жениться на медицинской сестре, которая ухаживала за ним в госпитале после пожара на пароходе. За три года пребывания Ван Шайка в тюрьме эта женщина собрала четверть миллиона подписей под петицией о помиловании своего мужа. Петиция была вручена президенту США Уильяму Тафту. Он удовлетворил просьбу общественности, и капитан "Генерала Слокама" в первый день Рождества 1911 года был освобождён из тюрьмы. На собранные для него деньги он купил под Нью-Йорком ферму, где и прожил до конца своих дней. Умер он в 1927 году, отпраздновав своё девяностолетие.

 

Был ли виноват капитан Ван Шайк? Некоторые американские историки и исследователи морского дела считают, что если бы он оставил судно в тот критический момент у "Ворот ада", то едва ли кто из пассажиров остался бы в живых: горящий пароход развернуло бы бортом и он бы ударился о скалы.

После гибели «Генерала Слокама» в США началось массовое движение под лозунгом «Женщины должны уметь плавать». И это было обоснованно: огромное количество жертв катастрофы злополучного парохода обусловлено тем, что женщины и дети не умели плавать. Причиной тому были условности Викторианской эпохи. Женщинам не разрешалось проводить время на пляжах вместе с мужчинами. Для них строили специальные купальни, в которые не пускали мужчин. Женщины купались полностью одетыми: в платьях, чулках, туфлях и чепчиках и, разумеется, в таком одеянии далеко не уплывёшь. После катастрофы с «Генералом Слокамом» по всей Америке от океана до океана появилось множество школ плавания. Женщины получили доступ на пляжи, и, естественно, вместо платьев и чепчиков появились купальники – сначала очень строгие, а затем все более и более откровенные.

Компания, которой принадлежало судно, заплатила относительно небольшой штраф, несмотря на доказательства того, что протоколы проверок могли быть подделаны. Катастрофа привела к ужесточению государственного регулирования спасательного оборудования на пассажирских судах.

Этнический район «Маленькая Германия», который и так переживал упадок после катастрофы, практически утратил свою национальную идентичность. Многие видные поселенцы погибли, а большинство немцев, остававшихся в Нижнем Ист-Сайде, в конечном итоге переехали к северу. Церковь, заказавшая судно для роковой морской прогулки, в 1940 году была преобразована в синагогу после заселения района евреями.

Жертвы катастрофы были похоронены на городских кладбищах. 58 погибших нашли своё последнее пристанище на кладбище Эвергринз в Бруклине.

В 1906 году в северной центральной части Томпкинс-сквер-парка на Манхеттене Общество сочувствия немецким женщинам установило мраморный мемориальный фонтан с надписью: «Это самые чистые дети Земли, юные и светлые».

Затонувшие останки «Генерала Слокама» были восстановлены и преобразованы в 370-тонную баржу «Мэриленд». Во время шторма 4 декабря 1911 года в Атлантическом океане у юго-восточного побережья штата Нью-Джерси при перевозке груза угля она затонула.

26 января 2004 года последняя выжившая пассажирка «Слокама» Аделла Уотерспун (урождённая Либенов) умерла в возрасте 100 лет. Во время катастрофы она была шестимесячным ребёнком. Катастрофа унесла жизни двух сестёр Аделлы. 15 июня 1905 года в возрасте одного года она открыла мемориал на лютеранском кладбище в Куинсе. До смерти Уотерспун самой старой из выживших была Кэтрин Коннелли (урожденная Ульмиер) (1893—2002), которой на момент кораблекрушения было 11 лет.

Крупнейшее кораблекрушение начала XX века получило отражение в литературе и искусстве. Оно описывается в романе «Улисс» Джеймса Джойса, действие в котором происходит 16 июня 1904 года — на следующий день после катастрофы. Американский композитор Чарлз Айвз посвятил трагедии симфоническую поэму «Генерал Слокам». С пожара на пароходе начинается действие гангстерского фильма «Манхеттенская мелодрама» 1934 года, в которой главные герои, будучи детьми, теряют своих родителей. Немецкий документалист французского происхождения Кристиан Бодиссен в 1998 году снял о катастрофе 45-минутный фильм «Слокам в огне»). 

До того рокового дня 11 сентября 2001 года, когда террористы разрушили башни Всемирного торгового центра и уничтожили 3000 ни в чем неповинных людей, гибель парохода «Геренал Слокам» была самой крупной катастрофой за всю историю великого американского города Нью-Йорк.