«Одержимый экспрессионизмом». Херварт Вальден

Опубликовано: 31 августа 2021 г.
Рубрики:

«Я же имею смелость заявить себя «варваром». Я не в силах считать произведения экспрессионизма, футуризма, кубизма и прочих «измов» высшим проявлением художественного гения. Я их не понимаю. Я не испытываю от них никакой радости».

 Вл. Ленин. Из беседы с К. Цеткин, Н. К. Крупской и М.И.Ульяновой

 

Приведенное в эпиграфе высказывание вождя мирового пролетариата о «новом» искусстве наглядно отображает степень духовной убогости создателя первого в мире «государства рабочих и крестьян». И хотя на протяжении более ста лет его апологеты пытались представить Ленина как учёного-философа мирового уровня, никаких весомых успехов в философии им достигнуто не было. Главной заслугой Ленина в области философии следует считать то, что возглавляемая им партия большевиков не только не препятствовала эмиграции из России видных представителей религиозно-философских течений, а спасла их от гибели, отправив на чужбину в 1922 году так называемый «философский пароход» (на самом деле таких пароходов было пять).

Попробуем понять, что такое экспрессионизм и познакомимся с главным культуртрегером этого течения в европейском искусстве, а именно, Хервартом Вальденом (1878-1941).

 

Георг Левин, который впоследствии взял себе псевдоним Херварт Вальден, родился 16 сентября 1878 года в Берлине, в богатой еврейской семье врача Виктора Левина и его жены Эммы, урожденной Розенталь, где, помимо Георга, были сестра Гертруда Мария и брат Ханс. С раннего возраста мальчик учился играть на фортепиано и занимался с педагогом по композиции. В юношеском возрасте Георг приступил к литературной деятельности − начал писать стихи и прозу, а несколько позже критические статьи о музыке и изобразительном искусстве.

В 1903 году он основал «Ассоциацию искусства» («Verein für Kunst»), в которую в последующие годы входили такие выдающиеся писатели, как Генрих и Томас Манн, Франк Ведекинд, Райнер Мария Рильке, Рихард Демель, Альфред Дёблин.

В 1903 году Левин женился на Эльзе Ласкер-Шулер (1869-1945) − немецкой поэтессе еврейского происхождения. По предложению жены, Георг Левин взял себе псевдоним Херварт Вальден −в честь героя романа американского писателя и философа Генри Торо «Вальден, или Жизнь в лесу». 

Следует особо отметить, что во время брака с Эльзой общение Георга с его семьей был почти прекращено. Разорвав со своими родными, Вальден окончательно отказался от еврейства. На иврите есть несколько слов, обозначающих евреев, ушедших от еврейства, например, слово מתבולל (митболель) – «ассимилированный еврей». Однако в случае с Вальденом более подходящим является слово ממוצא יהודי (мимоца йехуди) – «отказ от еврейского происхождения». (Так в еврейской Википедии написано о Карле Марксе).

3 марта 1910 года вышел в свет журнал «Der Sturm», название которого принадлежало супруге Вальдена – Эльзе. Журнал стал активным центром по пропаганде современных художественных идей и взглядов Вальдена на искусство. Обладая феноменальным чутьем на актуальные тенденции в искусстве, Херварт привлек к совместной работе литераторов, художников и музыкантов, исповедовавших идеи экспрессионизма, возникшего в начале XX века.

 В программном заявлении редактора в первом номере журнала говорилось: «Мы решили издавать себя сами». 

В художественном оформлении журнала принимали участие ведущие мастера того времени: Оскар Кокошка, Эмиль Нольде, художники объединения «Мост» и «Синий всадник».

В журнале из номера в номер печатались партитуры музыкальных произведений Вальдена, его критические и теоретические статьи, произведения писателей других стран: Гийома Апполинера, Давида Бурлюка, Августа Стриндберга. С 1912 года со страниц журнала к немецкому читателю обращается итальянский футуризм (“Манифест футуристов” У. Боччони и К. Kappa, “Манифест футуризма” Ф. Т. Маринетти).

Постепенно «Der Sturm» становится признанной трибуной для антибюргерски настроенных литераторов и художников. Находясь в стороне от непосредственных политических событий, журнал концентрировал усилия на развитии и пропаганде экспрессионизма, создании и популяризации своей оригинальной школы, поддержке молодых талантливых авторов.

Экспрессионизм как художественное направление зародился в Северной Европе в начале XX века. Художники-экспрессионисты стремились изобразить не объективную реальность, а скорее, субъективные эмоции и реакции, которые предметы и события вызывают в человеке. При этом экспрессионисты отвергали реализм как объективное отображение существенных сторон жизни.  

 Согласно общепризнанному мнению, предтечей работ художников-экспрессионистов является серия картин норвежского мастера Эдварда Мунка, на которых изображена кричащая в отчаянии человеческая фигура на фоне кроваво-красного неба.

В 1905 году в Дрездене четыре художника Эрнст Людвиг Кирхнер, Карл Шмидт-Ротлуф, Эрик Хекель и Фритц Блейл основали арт-группу «Мост» (Die Brücke). Молодых художников объединяло неприятие к излишне поверхностному правдоподобию импрессионизма. Участники группы даже разработали собственный эстетический словарь и стиль. Поэтому многие их картины очень похожи по сюжету и манере изображения. 

 В декабре 1911 года в Мюнхене было образовано еще одно выдающееся арт-объединение экспрессионистов — «Синий всадник». Его активными членами были Василий Кандинский, Франц Марк, Марианна Веревкина, Август Маке. В творчестве участников этого объединения экспрессионизм выражен менее эмоционально, в картинах наблюдается стремление к поиску гармонии, а внутренний мир авторов не переполнен мрачными мыслями. 

В 1912 году Вальден развёлся с Эльзой Ласкер-Шулер и женился на шведской художнице Нелл Рослунд. Их общей главной сферой интересов становится изобразительное искусство. Супруги открывают галерею «Штурм» ( «Sturm-Galerie») в которой начиная с 1912 года экспонируются новинки авангардного искусства. Постепенно дом на берлинской улице Потсдамерштрассе, 134А, где располагались редакция журнала и одноимённая галерея«Der Sturm», превращается в центр кристаллизации европейского авангарда, приносящий весьма ощутимый денежный доход своим владельцам. В художественной галерее «Der Sturm» осуществлялся удивительный симбиоз литературы, живописи и музыки. Здесь выставлялись Пикассо, Шагал и Кандинский. На музыкальных вечерах (“Melos-Abende”) звучали произведения Шёнберга. За десять лет в Берлине и других европейских городах состоялось более ста художественных выставок, организованных Хервартом Вальденом.

Особая страница в биографии Вальдена − его взаимоотношения с гениальным художником XX века Марком Шагалом.

19 марта 1913 года в Париже объявляются Нелл и Херварт Вальден. Целью их визита была подготовка к проведению в Берлине «Первого Немецкого Осеннего Салона». Шагал был представлен чете Вальден, и они смогли ознакомиться с его картинами.

Вспоминает Нелл Вальден: «Шагал показался мне молодым человеком с необыкновенно светлыми глазами и кудрявыми волосами. Парижские друзья боготворили его как вундеркинда».

На берлинской выставке была осуществлена первая продажа работ Шагала в Германии − речь идёт о картине «Голгофа»

В апреле 1914 года выставка переехала в Амстердам, где за 900 франков были проданы три картины Шагала, однако художник денег не получил, так как кассир галереи вместе с деньгами скрылся в Америке. В результате Марк Шагал стал жертвой финансового обмана, а отношения Вальдена и Шагала были омрачены досадным происшествием. Но на этом финансовые неурядицы художника не закончились.

30 мая 1914 года в галерее «Der Sturm» открылась персональная выставка Марка Шагала. Отправляясь на вернисаж в Берлин, Шагал заехал в Витебск на свадьбу своей сестры и заодно решил повидаться со своей невестой Беллой Розенфельд. Однако его надежды на скорое возвращение в Европу перечеркнула Первая мировая война.

За время войны Херварт Вальден продал практически все работы Шагала, сделав его знаменитостью, но деньги автору не передал.

Спустя три года, в октябре 1917 года, Вальден проводит еще одну персональную выставку Марка Шагала. Она называлась «Марк Шагал. Живопись и акварель. Рисунки». Здесь было представлено около 120-ти работ художника. Многие из них на время войны были оставлены Вальдену с правом продажи, но, когда в 1922 году, покинув Россию, художник приехал в Берлин, Вальден не вернул Шагалу картины, сказав: «С тебя достаточно и славы». Что касается вырученных от продажи денег, то, как пишет в биографии Марка Шагала его внучка Мерет Мейер, «за это время инфляция значительно уменьшила сумму, полученную от продажи и отданную на хранение адвокату на время отсутствия художника. В аналогичной ситуации оказался и Василий Кандинский, который оставил галерее «Штурм» в 1914 году 150 картин. Все они были проданы, но в 1922 году, когда Кандинский вернулся в Берлин, оказалось, что почти всю выручку «съела» инфляция».

Шагалу в конце концов удалось получить у Вальдена три картины. Но, несмотря на этот инцидент, в 1928 году по случаю 50-летия Вальдена Шагал пишет ему: «Я благодарен… за первую встречу с Вами, когда Вы выступили как защитник нового искусства и в Германии представили высокую оценку моих работ».

 Между тем, злые языки утверждали, что финансовое благополучие супругов зижделось на связях Нелл Рослунд-Вальден с немецкими спецслужбами в странах Северной Европы. Информационное агенство «Der Sturm», в котором галерист и его жена официально делали переводы с голландского и шведского языков, а на самом деле занимались шпионской деятельностью в пользу Германии, приносило чрезвычайно высокий доход. Данная глава в биографии Вальдена и по сей день оставляет некоторые вопросы без ответа.

В разгар Первой мировой войны экономическое положение в воюющих странах резко ухудшилось, в Европе и в мире значительно активизировалась деятельность левых и коммунистических партий. Не обошла стороной эта напасть и Херварта Вальдена − в 1918 году он, неожиданно для своей супруги, вступает в Коммунистическую партию Германии (KPG) .

Вальден стремился познакомиться поближе с русскими художниками и поэтами. Так, в 1922 году состоялось его знакомство с Виктором Шкловским, в 1924 году — с Владимиром Маяковским и Лилей Брик во время их пребывания в Берлине. Позже Нелл Рослунд-Вальден писала в своих мемуарах, что «…Русский человек притягивал Вальдена необыкновенно. Такой человек, как мой муж, считал, что спасение для искусства должно прийти с Востока». С середины 1920 годов Вальден был увлечен Советским Союзом, различными сторонами русского быта и русской культурой в Берлине. Он с восторгом отзывается о Камерном театре Александра Таирова, о премьере в Берлине «Броненосца «Потемкина» С.Эйзенштейна и русском кабаре «Синяя птица» («Der Sturm» №6, 1922). Вальден состоял членом «Общества друзей новой России», часто и подолгу бывал в Советском Союзе. Нелл Рослунд-Вальден не смогла примириться с подобными обстоятельствами, в результате чего в 1924 году их семья распалась.

В конце двадцатых годов Херварт Вальден вступил в гражданский брак с Эллен Борк −переводчицей, владеющей русским языком. Перед лицом набирающего силу национал-социализма и, понимая, что несёт нацизм коммунистам и особенно евреям, в 1932 году Вальден и Борк покинули Германию и уехали в Москву, где поженились. Поначалу чету Вальден поселили в гостинице «Метрополь». В 1933 году у них родилась дочь Зина Вальден, финансовое положение семьи резко ухудшилось, и Херварт был вынужден зарабатывать на жизнь.

В 1936 — 1939 годах в Москве издавался немецкий эмигрантский журнал «Das Wort» («Слово»). В редакционную коллегию входили писатели Бертольд Брехт, Лион Фейхтвангер. Херварт Вальден публиковал в «Das Wort» рецензии на новые книги, изданные в Германии, и антифашистские фельетоны.

В 1939 году Советский Союз и Германия заключили «Германо-советскиий договор о дружбе и границе». В обстановке кратковременного улучшения советско-германских отношений Эллен с дочерью удалось найти убежище в Немецком посольстве и в октябре 1939 года буквально вырваться из Советского Союза обратно в Германию.

Попробуем представить себе обстоятельства, в которых Херварт Вальден оказался после отъезда жены и дочери. Один, без родных, без близких друзей и знакомых, без знания русского языка да ещё и в затруднительном финансовом положении. Европеец, еврей по происхождению, знаток и апологет авангардного искусства, он, конечно же, попал под пристальное наблюдение НКВД. 

13 марта 1941 года в гостинице «Метрополь» Херварт Вальден был арестован и препровождён во внутреннюю тюрьму на Лубянке. После начала войны его отправили в саратовскую тюрьму, где он умер от голода 31 октября 1941 года.

Зина Вальден во время визита в Москву в 1966 году получила медицинское свидетельство, датированное тем же 1966 годом. В этом документе причиной смерти гражданина Вальдена 1878 года рождения является «острая сердечная недостаточность». В графе «место захоронения» стоит прочерк.

Приходится признать, что Херварт Вальден разделил участь тех западных интеллектуалов, которые, подобно мотылькам на огонь, устремились в «Коммунистическое Эльдорадо», а в итоге были уничтожены беспощадным тоталитарным режимом.