О русских литературных изданиях

Опубликовано: 19 октября 2020 г.
Рубрики:

 Я читал где-то, что была расшифрована древневавилонская табличка, которая гласила: «Настали тяжёлые времена. Дети не слушаются родителей, a каждый взрослый хочет написать книгу». Что касается писания текстов, мне кажется, что мы вернулись во времена древнего Вавилона, с той разницей, что сейчас это намного легче, представьте себе, как надо было трудиться, чтоб создать книгу из клинописных табличек.

В ранние 1920-е годы Осип Мандельштам написал статью «Армия поэтов» o «жажде увидеть себя напечатанным, хоть где-нибудь, хоть как-нибудь. Убеждены – вот напечатают, и сразу начнётся новая жизнь». Что бы он сказал сейчас, заглянув в Интернет с его сайтами, блогами, фейсбуками и инстаграм-ами? Число писателей заведомо опережает число читателей. Изменился и ритуал чтения. Уходит в прошлое обычай читать бумажные книги и покупать их для личных библиотек. Это стало уделом немногих. Книги слушают в автомобилях и перед сном. Читают Интернет.

Что было раньше? В русской литературе – её особая черта – были «толстые» журналы, в которых ВПЗР-ы («Великие Писатели Земли Российской»), российские ли, советские ли, эмигрантские, публиковали бессмертные произведения, а ВДЗP-ы («Властители Дум Земли Российской») формировали общественное самосознание. 

«Современник», «Отечественные Записки», «Вестник Европы», «Аполлон», «Мир Искусства» – в России до революции; «Красная новь», «Новый мир», «Знамя», «Юность» в СССР; «Современные записки», «Новый Журнал», «Грани», «Континент» – в русской эмиграции. Этот список можно продолжить...

В период перестройки тиражи главных советских журналов достигали миллионов экземпляров. Но это было давно и неправда. Сейчас их тираж исчисляется несколькими тысячами, не более. Бледные тени этих журналов ещё можно увидеть в «Журнальном зале» Интернета, но они уже никому не интересны. 

Что сейчас? Сейчас на бесконечной стене Интернета – и рядом с ней – множество щитов-сайтов, на которых каждый или почти каждый может разместить свои тексты. Но только на время! Сайты обновляются, а глазеющему читателю, как правило, нет времени и/или неохота лезть в архив. Такое чтение поверхностно: вынужденная кратковременность не способствует целостному восприятию, глубокому пониманию и запоминанию, конечно. Что же касается авторов текстов, об этом Александр Сергеевич писал: «и в Лету – бух!». И как уберечься от этого «летобухства» или «летобухания», уж не знаю, как выразиться точнее?

В чём наша (моя) последняя надежда? В том, что есть среди организаторов русского литературного процесса за пределами России – именно за пределами её несвободы – есть энтузиасты, которые делают своё дело, несмотря ни на что. 

Перечислю немногих. Все они – при многих различиях – подвижники свободной русской литературы.

Владимир Батшев (Германия) является редактором одного «толстого» журнала «Мосты» с 2004 года и второго «тонкого» журнала «Литературный европеец» с 1998-го. В «Мостах» постоянно печатается замечательный критик Анатолий Либерман; с его обзоров и рецензий я начинаю чтение «Мостов». Сам Батшев совершенно определён в своих демократических убеждениях. Исключительно интересен и познавателен его дерзкий «Мой литературный календарь», изданный двумя книгами.

Евсей Цейтлин (США), редактирующий русско-еврейский ежемесячник «Шалом» с 1997-го года. Это уникальная попытка синтеза религиозной традиции и современной еврейско-русской литературы. Цейтлин написал притягивающую своей глубиной книгу «Долгие беседы в ожидании счастливой смерти». Она издана на 6 языках.

Евгений Беркович (Германия), неутомимый и бесконечно разнообразный физико-лирик. За ним – сетевой портал «Заметки по еврейской истории» с 2001 года, две тысячи (!) авторов, сетевые журналы «7 искусств» и «Мастерская». Это – пристанище для русскоязычных интеллигентов, живущих во всех странах мира. 

И наконец, Ирина Чайковская (США), редактор «Чайки» с 2014 года. Символическое, кстати, сочетание! В этом журнале она обрела своё призвание.

«Чайка» Чайковской стала удивительным симбиозом разных проектов. Политическая информация отражает альтернативные позиции. Жгучие новости о коронавирусе в этом году обновляются каждый день... Сама Чайковская заботливо отслеживает важные явления культурной жизни русской эмиграции и постсоветского пространства, сопрягая их с ценностями прошлого. 

Вообще поиски новых стратегий – это фирменный стиль журнала. Чайковская активно дополняет печатные материалы визуальными, пользуясь YouTube в частности. 

Есть блоги. Прекрасный поэт, чувствительный и эрудированный Михаил Синельников ведёт историко-культурный календарь. Читать его заметки необыкновенно интересно. Писатель и философ Николай Боков, недавно ушедший от нас (громадная потеря!), тоже вёл блоги, они всегда были значительны.

И как отдельная история, бумажные «Альманахи», в которых собираются лучшие из публикаций. Наконец, периодические вечера «Чайки» с чтением, музыкальными и театральными номерами. Это, конечно же, создаёт новое измерение, выход из плоскости Интернета в реальное жизненное пространство.

Теперь обо мне. Я печатался и, надеюсь, буду печататься во всех этих изданиях. Дай Бог им долгой жизни!

*** 

Редакторы зарубежных изданий (не всех, но нескольких) получили неожиданный подарок от Григория Яблонского. В своей статье он с похвалой о них отозвался! Особенно много и с редкой доброжелательностью написал он о журнале ЧАЙКА и обо мне, его редакторе. Спасибо, дорогой Григорий! Не привыкла к таким похвалам.  Предлагаю нашим читателям высказать свое мнение о работе журнала, будем рады  и критическим замечаниям,  и предложениям.  Пишите - прямо в комментариях к этой статье. 

Ирина Чайковская