Фабрика вундеркиндов. Об еврейском образовании

Опубликовано: 29 января 2020 г.
Рубрики:

«Россия, XIX век. По улице идут отец с сыном. Естественно, евреи. Отец выговаривает сыну – лентяю: 

−Ты понимаешь, что нужно учиться? Что ты себе думаешь? Ты понимаешь, кем станешь, если не будешь учиться? Ты тогда будешь… — отец оглядывается в поисках примера, и в этот момент площадь пересекает четверка лошадей, тянущих карету, в которой восседает генерал. 

−О! − сказал отец. − Если не будешь учиться, станешь таким, как он».

Этот анекдот как нельзя лучше показывает, что недаром евреев называют «народом книги», ибо ни одна религия не придает такого значения образованию, как иудаизм. На протяжении всей его истории, большей частью прошедшей вдали от родной земли, книга была хранителем культуры, залогом жизни целого народа и сохранения его самосознания. Именно еврейское образование в течение трёх с половиной тысяч лет способствовало сохранению еврейского народа. Конечно, за этот период формы обучения претерпели существенные изменения, оставив, впрочем, неизменной самую суть: «Учиться, учиться и еще раз учиться». Кстати, эта каноническая фраза, которую вождь мирового пролетариата пытался вбить в головы своих сограждан, лишний раз подтверждает наличие еврейских корней в происхождении Владимира Ульянова-Бланка.

Для начала обратимся к древним временам, когда еврейские племена перекочевали в Египет. В это время на горе Синай Бог заключил с израильским народом в лице Моисея особый договор, или Завет. Часть договора, так называемые «Десять заповедей», была записана Богом на каменных скрижалях. Эти заповеди содержали основные жизненные принципы, которым народ Израиля должен был следовать. 

 Кроме «Десяти заповедей», в договор вошли другие правила и постановления. Все это вместе составило «Закон Моисея». Вместе с единобожием в древнееврейской религии появилась еще одна особенность. Бог считался властным над всеми народами и их богами, но избрал для попечительства только иудеев. Религиозные и национальные основы в самосознании евреев стали неразрывно связаны между собой.

После бегства из Египта в 1312 году до н.э. древние евреи дошли до страны Ханаан (Палестина) и создали государство Израиль, которое в 586 году до н.э. прекратило своё существование. В это время произошло переосмысление иудеями своей судьбы, и возобладала идея необходимости вымаливать прощение и свободу у всесильного Господа. Многочисленные пророки в этот период стали учителями своего народа. 

Столь сложные исторические перипетии, а также мистицизм сознания древних евреев отразились на их отношении к воспитанию последующего поколения. Продолжение рода приобрело для этого народа особый духовный смысл, и школа стала почитаться наравне с храмом. Если поселение было мало и не имело возможности построить школу, дети учились в синагоге − молитвенном доме. Учитель, чаще всего проповедник, денег за свой труд не получал, так как считалось, что слова Библии, особенно Пятикнижия, даны народу Богом бесплатно, а значит, и передаваться детям тоже должны бесплатно. Уважение к учителю воспитывалось в семье задолго до поступления детей в школу. Древняя мудрость гласила: "Если ты увидел, что отец твой и учитель твой споткнулись одновременно, то первому руку подай учителю своему", хотя отец в семье почитался как абсолютный господин.

В древнем Израиле школьное воспитание и обучение чаще всего было трехступенчатым. Иудеи создали свою систему письменности, и на первой ступени обучения дети должны были овладеть начатками чтения и письма, сохранившегося в своей основе до наших дней, а также счетом.

 Вторая ступень обучения осуществлялась в начальной школе. Учитель и ученики сидели на полу, демонстрируя свое равенство перед Богом. Когда же старшие дети получали возможность включаться в дискуссию, учитель садился на некоторое возвышение. Главным предметом школьного изучения являлось Священное Писание (Библия) – свод религиозно-этических и правовых догм израильского народа. Библию заучивали почти наизусть, развивая память, которая считалась у древних иудеев важнейшим свойством ума. В процессе этих занятий дети учились рассуждать и излагать прочитанное и заученное. Третий этап обучения был связан с подготовкой к будущей профессиональной деятельности. Поскольку профессия чаще всего передавалась мальчику по наследству, отец выполнял и роль учителя.

В I веке до н.э., после завоевания Иудеи Римом, еврейский народ расселился практически по всему свету. Большая часть мирового еврейства оказалась разбросанной на обширной территории Европы, Азии и Северной Африки. 

В христианском мире положение евреев было официально сведено до подчиненного статуса, но, тем не менее, они играли чрезвычайно важную роль в развитии европейского общества. Еврейские купцы успешно торговали, чему способствовали немалые дружеские и семейные связи, присущие широкому географическому распределению евреев в диаспоре. 

Евреи, особенно городские жители, стали активными участниками формирования растущих кредитных рынков. Они пользовались особенным спросом в качестве ростовщиков, потому что заимствование денег между евреем и христианином не было запрещено: обе религии запрещали кредитовать единоверцев, но допускали ведение дел с «чужаками». 

Некоторые христианские правители стремились завлечь евреев на свою территорию посредством официальных хартий, предоставлявших им особые права и фактически ставивших их наравне с собственными гражданами. Так, в 1084 году епископ Рудигер пригласил евреев поселиться в германском Шпайере. С его точки зрения, евреи были желательными и необходимыми элементами в формировании европейского общества, возникшего во время эпохи, часто называемой «Темными веками». Однако всего через несколько лет кровопролитные убийства, совершенные против евреев Шпайера и других общин Рейнской области руками взбешенных крестоносцев, показали еще один аспект еврейско-христианских отношений − взаимное недоверие, ксенофобию, ненависть и страх.

В странах, исповедующих ислам, евреи обычно жили чуть лучше, поскольку в Коране их называли «Людьми Писания», то есть обладателями божественных книг. В результате, евреям разрешалось исповедовать свою веру и жить согласно законам своей общины. В течение большей части X и XI веков, известных как «Золотой век», евреи в исламской Испании жили счастливо и богато, но как только Иберийский полуостров вернулся к христианской гегемонии, положение испанских евреев постепенно ухудшилось. В 1391 году продлившийся целый год погром привел к гибели десятков тысяч евреев и стольких же – к насильственному обращению в католичество. В последующем столетии наблюдалось устойчивое ухудшение еврейской жизни, кульминацией которого стало изгнание евреев из Испании в 1492 году.

Тяготы средневекового периода заставили еврейский народ придумать новую стратегию самосохранения. Обращаясь к традициям и обычаям, которые помогали им выжить на протяжении всего древнего периода, религиозные деятели и светские учёные расширили литературный фонд, который придал еврейской жизни новый  смысл и содержание. Помимо толкования Талмуда и Торы, в него вошли произведения, посвящённые юриспруденции, торговле и науке. И в гетто больших городов, и в местечках – повсюду, где проживали евреи, обучение подрастающего поколения не прекращалось ни на один день. 

К началу XVIII века еврейское образование в Европе оставалось преимущественно религиозным. Изучение древних текстов было не просто освященной веками традицией, но и мицвой (предписанием, заповедью). Согласно Галахе (еврейскому религиозному закону), заниматься изучением Торы и обучать своих сыновей обязан каждый мужчина. Заботу об исполнении этой заповеди часто брали на себя еврейские общины, в которых складывались различные институты и нормы, составлявшие систему образования.

В конце XIX века в мире насчитывалось около 7,5 миллионов евреев и более 5-ти миллионов из них проживали на территории Российской империи. Родным языком для них был идиш, однако, литература, освоение которой считалось обязательным для каждого еврея, была написана на иврите. Осваивать эту литературу дети начинали без предварительного изучения языка. Этот странный, с точки зрения современного человека, способ обучения практиковался в начальной школе — хедере, куда детей приводили с трех лет.

 Буквальное значение слова хедер — «комната», «внутренний покой». Школа, которую называли этим словом, представляла собой обычную комнату в жилом доме, не имевшую никаких специальных приспособлений для занятий, кроме стола и скамеек вокруг него. За столом располагались ученики и учитель – меламед. Хедер был чрезвычайно простым и потому устойчивым институтом образования. Для организации хедера необходимо было лишь согласие меламеда и родителей, плативших ему за обучение своих детей. Найти меламеда не представляло труда, поскольку им, как считалось, мог быть любой еврей, умеющий читать. «Моё занятие казалось ей чем-то вроде профессии меламеда, за которую берётся человек потому, что ничего другого не нашёл», - писал в своей повести «Пятеро» Зеев Жаботинский. 

 

Обучение детей происходило не по специальным учебникам, а по самым обычным, книгам для взрослых – молитвеннику или Талмуду стандартного издания. Сначала дети осваивали алфавит, повторяя за меламедом, названия букв и огласовок − специальных значков над буквами ивритского алфавита, в котором нет гласных букв. Таким образом, они получали навыки чтения еврейских текстов без перевода. Умение бегло читать молитвы было критерием окончания первого этапа обучения. Кстати, непременным атрибутом хедера являлась плетка для наказания нерадивых учеников, которую меламед, согласно педагогическим воззрениям того времени, должен был пускать в ход — чем чаще, тем лучше.

На следующей ступени обучения дети осваивали Пятикнижие. Метод обучения был похожим: чтение оригинального текста и повторение вслед за меламедом перевода каждого стиха. Как правило, грамматику в хедерах не объясняли; знание языка возникало как побочный эффект изучения текста Торы в течение 2–3 лет.

К изучению Талмуда дети приступали в хедерах третьей ступени, в возрасте 8–9 лет, а иногда и раньше, при этом ученики сталкивались с двумя трудностями. Во-первых, в Талмуде появляется еще один, новый для учеников язык — арамейский, а, во-вторых, простое умение читать и приблизительное понимание смысла прочитанного, достаточное для освоения материала первых лет обучения, отнюдь не гарантировало успех в изучении Талмуда. От учеников требовался значительно более высокий уровень понимания прочитанного, включающий знание позиций спорящих между собой мудрецов и аргументов, на которые опирались их мнения. 

Для тренировки памяти использовались особые приёмы, которые позволяли заучивать наизусть длинные цитаты. В трудах известного талмудиста, проживавшего в XIX веке в литовском местечке Жагаре, раби Исраэля Салантера приведены дидактические рекомендации по запоминанию больших объёмов религиозных текстов:

1. «Повторение». Чем больше повторений, тем надёжней запоминание.

2. «Заинтересованность». Например, следует задуматься о применении полученных знаний на практике.

3. «Странность». Необычные вещи легче запоминаются. При изучении текста постарайтесь найти что-нибудь странное.

Дополнительные советы:

1.Учи вслух. Чем больше органов человека участвует в процессе учёбы, тем лучше.

2.Пой изучаемые тексты.

 3. Придумывай ассоциации. 

Для любого иудея в Торе есть всё – нужно только уметь интерпретировать текст, правильно прочесть его, ибо каждая буква Книги и каждый новый порядок прочтения различных комбинаций этих букв имеют глубокое и непреходящее значение (известно выражение «знать Тору «на иглу» – достойный ученик хедера должен был уметь определить, на какой странице и на каком слове Торы выглянет острие произвольно вколотой меламедом в книгу иголки).

Такого рода традиция изучения торы восходит к трактату «Сефер Йе-цира», впервые изданному на иврите в Мантуе (Италия) в 1562 году. По форме эта книга представляет собой небольшой комментарий из шести частей на первую главу Библии, в котором система мироздания объясняется посредством сочетания цифр (сефирот) и букв иврита.

Основная идея книги заключается в следующем: «Бог Израиля сотворил мир с помощью чисел и двадцати двух основных букв алфавита. Бог их нарисовал, высек в камне, соединил, взвесил, переставил и создал из них всё, что есть, и всё, что будет». Отсюда следует вывод: «ничто и никогда не выйдет за рамки, обозначенные Торой».

Богословы, посвятившие себя изучению Торы, денно и нощно штудируют и просчитывают божественные тексты с целью перетолкования, переосмысления, перетрактовки того, что уже было так или иначе создано, но теперь подлежит новому прочтению, с учетом иного контекста.

Никаких выпускных экзаменов и аттестатов зрелости по окончании хедера не было. Критерием образованности служила способность к самостоятельному изучению Талмуда. Те, кто приобрел такое умение, получали возможность продолжать свое образование за счет общины в йешивах. 

Такие учебные заведения были почти в каждом городе и местечке. Обучение вдали от родного дома, странствование в поисках знаний «с посохом в руке и с котомкою за плечами» было распространенной практикой в среде восточноевропейского еврейства. Оно рассматривалось как добровольно принятое на себя изгнание, искупающее «грехи всего Израиля», и называлось «справлять галут».

Общежитий в традиционной йешиве не было — ученики спали на лавках или в помещениях для изучения Торы, а кормились в домах жителей местечка. Каждый ученик на каждый день недели был приписан к определенному дому.

Программа и методы обучения во всех традиционных йешивах были почти одинаковыми: ученики изучали трактаты Талмуда с комментариями, читая их вслух и обсуждая друг с другом. Система обучения в йешиве способствовала развитию главных качеств еврейского ученого: логической изощренности в анализе текстов и эрудиции, причем первое из них зачастую ставилось выше второго. При этом высоко ценилось остроумие. В йешиве не было экзаменов и оценок, расставляемых преподавателями, зато случались споры, в которых молодые люди могли проявить себя на глазах у всех жителей местечка

Особенность традиционного высшего образования у евреев Восточной Европы заключалась в том, что его материальным итогом был не диплом выпускника, а... женитьба. Более успешные в учебе студенты могли претендовать на более богатых и знатных невест. Такие браки считались взаимовыгодными: молодой ученый получал возможность продолжать изучение Торы, не отвлекаясь на заботы о содержании своей семьи, а богатые, но, возможно, не слишком образованные евреи могли повысить свой социальный статус, заполучив в зятья «прекрасного еврея» или даже «выдающегося талмудиста».

Вопреки распространенным представлениям, занять должность раввина мечтали далеко не все «выпускники» йешивы. Более достойной перспективой считалась обеспеченная жизнь уважаемого члена общины, занимающегося делами лишь малую часть дня и все остальное время посвящающего изучению Торы. Лишь тем, кому семейный достаток не позволял вести такую жизнь, приходилось искать работу на стороне: место раввина или, на худой конец, меламеда.

ХХ век стал для еврейского образования периодом потрясений. Распад Российской и Австро-Венгерской империй привёл к значительным изменениям форм обучения еврейских детей. Образовалось новое государство – Советский Союз, и советская власть предприняла немалые усилия для того, чтобы выкорчевать национальные отличия. Она повела настоящее наступление на все образовательные учреждения кроме государственных, стараясь создать «советского человека». Йешивы и хедеры закрывались друг за другом. За попытку воспитывать детей в еврейском духе родителей лишали родительских прав, учителей сажали в тюрьмы. В результате выросло несколько поколений евреев, которые понятия не имели об иудаизме, стыдились своего происхождения и выступали против «оголтелого традиционализма» сильнее, чем сами власти. Агрессивная атеистическая пропаганда в Советском Союзе, национализм во вновь образованных буржуазных республиках Восточной Европы исказили само понятие «еврейская школа».

После провозглашения государства Израиль в школах этой страны, наряду с традиционными методами обучения, началось создание принципиально новой системы образования, но это тема отдельного разговора.

 Возвращаясь к названию очерка, отметим, что в списке вундеркиндов, с которым можно ознакомиться в Википедии, большой процент составляют еврейские дети.

В начале XX века самыми знаменитыми вундеркиндами Америки были Вильям Сидис и Норберт Винер, ставший впоследствии выдающимся учёным, основоположником кибернетики.

Потрясающим научным умом обладал Джон фон Нейман, родившийся в богатой еврейской семье в Венгрии. Нейман стал пионером в разработке современных компьютеров, теории игр, атомного оружия.

Наш соотечественник нобелевский лауреат Лев Ландау с самого раннего детства был математически необычайно одарён.

Большое количество еврейских вундеркиндов среди музыкантов. На первое место несомненно следует поставить Феликса Мендельсона. Всех еврейских вундеркиндов-скрипачей перечислить невозможно: Иегуди Менухин, Яша Хейфец, Исаак Стерн, Буся Гольдштейн, Давид Ойстрах и многие, многие другие.

К числу юных шахматных гениев несомненно следует отнести американца еврейского происхождения Самюэля Решевского.

Подводя итог сказанному, отметим, что выработанная веками способность мыслить путём перестановки, размещения и сочетания слов и символов, иначе говоря, с помощью комбинаторики, позволила евреям добиться грандиозных успехов в математике, физике, химии, медицине, шахматах, юриспруденции, музыке и литературе на многих языках. Достаточно напомнить, что среди лауреатов Нобелевских премий примерно четвертую-пятую часть составляют евреи – граждане разных стран.

Ужасно представить, сколько научных достижений человечество потеряло из-за трагедии Холокоста. Всего за несколько лет с 1939 по 1945 тод фашистами было убито 6 миллионов евреев. А сколько могло бы еще родиться поэтов, музыкантов, художников и ученых! И всё же, несмотря на страшную трагедию европейского еврейства, культурные, научные и технические достижениями одного из древнейших народов вызывают достойное восхищение цивилизованного человечества.