Осенние встречи в Книжной лавке писателей. Из записок на коленке

Опубликовано: 23 ноября 2019 г.
Рубрики:

"Красота — не потребность, а экстаз. 

Это не жаждущие уста и не пустая протянутая рука, 

но пламенное сердце и очарованная душа. 

Это не образ, что вам хотелось бы видеть, 

и не песня, что вам хотелось бы слышать, 

но образ, который вы видите, даже если сомкнете глаза,

 и песня, которую вы слышите, даже если закроете уши".

(Джебран Халиль Джебран)

 

Грузины сложили удивительно мудрые и красивые притчи. Свою самую любимую, о художнике, я пересказала в статье о спектакле "Джекилл&Хайд", "Дихотомия добра и зла". Мне запомнилась еще следующая. 

Где-то на Кавказе один юноша забрел на старое кладбище, где на могильных плитах вместо эпитафий были такие надписи: «Гиви Абашидзе. Родился в 1820 году, умер в 1858 году. Прожил 3 года», «Нугзар Гаприндашвили. Родился в 1840 году, умер в 1865 году. Прожил 120 лет», «Отар Капридзе. Родился в 1810 году. Умер в 1892 году. Вообще не жил»... Удивился юноша и спросил подошедшего сторожа: "Уважаемый, почему такие странные надписи на надгробиях?" И услышал в ответ: "Дорогой, в нашей местности жизнью считаются не те годы, что ты просуществовал на земле, а те мгновения, которые ты отдал дружбе, мгновения, которые наполняют жизнь красотой и смыслом". 

Я вспомнила ее этой питерской осенью, которая подарила мне невероятно красивые и насыщенные встречи. Встречи, которые делают жизнь жизнью, а не просто существованием на земле. Некоторые из них произошли на углу Невского проспекта и набережной Фонтанки в "Книжной лавке писателей", которую для краткости называют просто "Книжной лавкой" или "Лавкой писателей".

Это были встречи с удивительными людьми, которые сделали для популяризации русской культуры, популяризации в лучшем смысле этого слова, больше , чем многие специализированные и хорошо финансируемые отечественные организации. Но в книжную лавку не приезжают ни "Пятый канал", ни "Лайф -78". и т.д.

При этом телевизионщики освещают для широкой публики такие малозначительные события, как коммерческая антреприза о двух-четырех уже "пропиаренных" актерах по какому-либо хорошо известному и беспроигрышному материалу. Закон антрепризы: реклама вкупе с бездарным, но известным актером вместо талантливого, но неизвестного; к этому добавляется правило: чем актеров меньше, тем лучше. Собственно, претензий к телеканалам никаких. Их попросту целенаправленно приглашают на такие спектакли в целях завуалированной рекламы. 

 

А в Книжную лавку телевизионщиков не приглашали, не пригласили даже на встречу с приехавшим в Северную столицу с визитом главным редактором американского журнала, который читает весь мир. Инициаторы таких встреч - люди скромные. Целью их является не желание покрасоваться перед широкой публикой, проговорив заранее заученные фразы на коммерциализированной встрече, о которой месяца за три "трубят" различные рекламные площадки Интернета и уведомляют афиши у перехода на ключевых станциях метро, как это любят делать некоторые наши так называемые "звезды" и их менеджеры.

Нет, ими движут такие желания, как собрать единомышленников, предоставить им возможность пообщаться между собой, рассказать о книгах. Создаваемую в таких случаях атмосферу трудно передать словами. Это как попытаться воспроизвести звучание музыкальных пауз, которые бывают важнее нот. На подобных собраниях обменивается хлам бессмысленой повседневности, эгоизма на золото человеческого общения. Уж простите меня за "высокий штиль", излишнюю "красивость". 

Одна такая встреча состоялась уже в ноябре. Лил сильный дождь. Но, согласитесь, дождливый день - отличный повод провести время с интересными людьми. Есть что-то символическое в запоминающихся встречах, пришедшихся на дождливую погоду. Дождь - это особая тема. С дождем приходит надежда, что скоро все снова станет чистым, исчезнет не только грязь на тратуаре, но и то, что пачкает нашу жизнь, будь то ложь, подлость, предательство или результат ошибки.

Можно представить танец под дожем. Это красиво. Но разве можно мечтать танцевать в пыли или на солнцепеке? И как там у Владимира Набокова? - Кажется, так: " Он взял из её рук зонтик, и она ещё теснее прижалась к нему, и сверху барабанило счастье".

Но все-таки не будем рисковать промокнуть и поспешим в "Книжную лавку", она же - "Лавка писателей", на встречу с петербургским писателем и биографом Евгением Белодубровским, поводом для которой стала презентация его книги "Non multa, sed multum". Казенным словом "презентацией" эту встречу называть совсем не хочется.

Скорее, задушевный моноспектакль, в котором волей-неволей участниками становятся и сами зрители-слушатели. Евгений Борисович говорил не столько о книге, сколько о том, что туда не вошло, рассказывал о встречах с интересными людьми, о необычных фактах, например, о письме одной дамы, адресованном Лермонтову и написанном кровью. Вдруг и кстати читал неизвестные мне ранее "Три яблока" Валерия Брюсова. Доверительность и хорошая "театральность" встречи, наверное, объяняется тем, что писатель был дружен с Николаем Лавровым, Корогодским, Вайкусом, Краморным, писал пьесы для режиссерского курса.

Мы вместе с рассказчиком смогли прогуляться с Дмитрием Лихачем, оказаться на торжественном обеде в честь церемонии вручения Нобелевской премии, услышать плач ребенка принцессы, который заплакал кстати, как по заказу, отвлекая внимание от одной неловкой ситуации, посмотреть на слишком обнаженную спину туалета одной из дам, что несоответствовало дресс-коду... 

Значимые для души и ума встречи способны «пробивать небеса». И это не просто красивые слова. Это как встреча с лекарем для твоей души, другом, произносящим важные для нас слова, слова писателя и поэта, которые просто помогают жить. Слова, которые не только последовательность букв, взятая из словаря. Слова - как поток радости, боли, изумления, как радуга после дождя, луч солнца, выглянувший из-за туч.

 

Комментарии

Аватар пользователя Ольга Соловьева

В статью не включен рассказ ещё об одной интересной встрече в Книжной Лавке, встрече с приятной, стройной женщиной, умной женщиной - Ириной Чайковской. Увы... Не вполне корректно это было бы публиковать здесь. А жаль, было хорошо.