Надо любить. О спектакле «Жизнь впереди» театра БДТ в Санкт-Петербурге. Из записок на коленке

Опубликовано: 12 августа 2019 г.
Рубрики:

В июле этого года до закрытия театрального сезона я успела посмотреть спектакль «Жизнь впереди» в легендарном питерском БДТ со Светланой Крючковой в главной роли. Накануне вечером прошел сильный ливень, на набережной у мостов стояли огромные непросыхающие лужи. И в день спектакля синоптики ничего хорошего не обещали. Но, к счастью, прогноз не подтвердился. Увы, чаще господа-синоптики ошибаются в обратную сторону.

Итальянцы по этому поводу шутят так: «Уважаемые синьоры метеорологи! Вам, должно быть, любопытно узнать, что вашу незначительную облачность я всю ночь выкачивал из подвала». Так что прелестным летним вечером я, не торопясь, прогулялась по набережной Фонтанки, полюбовалась на окружающие меня красоты и вошла в знаменитый театр. Вход, правда, был не парадный. Из-за традиционных летних ремонтов главные двери были закрыты, мы прошли сбоку по фанерному коридору, скрывающему от нас текущую работу ремонтников. До начала спектакля еще оставалось время для бокала шампанского. Коим я и воспользовалась по назначению. 

Но вот прозвенели положенные звонки. Настала пора занять свое место в зале. В этот раз я сидела «за креслами». Звучит не особо эффектно, не «комильфо». Но на самом деле - очень неплохая видимость, места расположены хоть и в конце партера, но на хорошем подъеме. Сцена полностью просматривается. 

Сюжетом этой работы режиссёра Романа Мархолиа стала история немолодой еврейки Розы, бывшей проститутки (Светлана Крючкова), и ее воспитанника, арабского мальчика Момо (Иван Федорук). В основу спектакля положен роман Ромена Гари «Вся жизнь впереди». Если коротко, это история о любви. «Надо любить» - стало лейтмотивом спектакля. Любовь может спасти мир, каким бы безобразным на первый взгляд он ни был. Это история не о плотской любви. Хотя о сексе речь идет, однако, в другом ключе.

Жизнь мадам Розы, ныне содержательницы сиротского приюта, была долгой и нелегкой. Она боролось за нее, зарабатывала на нее, в том числе, и своим телом. Арабчонка сдал в приют родной отец. Как позже выясняется, отец убил мать мальчика, был признан психом, благодаря чему избежал тюрьмы. И у Момо, и у немолодой женщины нет никаких иллюзий насчет доброты окружающего мира. Когда реальность стала невыносимой, эти два человека, нашедшие друг друга, заменили ее фантазиями.

Это история об умении увидеть истинную красоту там, где ее можно найти меньше всего, о ценности жизни. Мадам Роза научилась ценить ее намного раньше. Пару раз она во время действия упоминает об Освенциме, но никогда не рассказывает о нем. Мерзкая удушающая реальность прошлого, ужасы, когда человек перестает быть человеком, не должны мешать видеть всю хрупкую красоту жизни. 

 Мой троюродный дед Сергей прошел концлагерь. И также, как и мадам Роза, никогда о нем не рассказывал. Более того, меня, еще маленькую девочку, предупредили, чтобы я не задавала вопросов. Деда Сережу я помню хорошо. Это был высокий, стройный, немногословный и жизнерадостный человек. Он всегда ходил в застегнутой наглухо рубашке. Позже мама мне поведала, что как-то раз он снял рубашку при ней, и она увидела покрытый уродливыми шрамами торс. 

Но вернемся к спектаклю. Это еще и история о важности того, что у нас внутри, а не снаружи. Первоначально разговор об этом зашел благодаря трансвеститу мадам Лоле (Сергей Стукалов), доброму приятелю Розы и Момо. Тема была продолжена, когда отец Момо, убийца и обманщик, пожелал забрать мальчика к себе. Находчивый арабчонок примерил на себя амплуа стопроцентного еврея. Как оказалось, арабу не нужен был еврей-сын. И он оставил Момо Розе.  

Светлане Крючковой, Ивану Федоруку, Сергею Стукалову и их партнерам по сцене удалось достойно представить своих героев, добавляя актёрскую игру к находкам режиссуры и оформлению с использованием современных медиотехнологий. Возможно, «Жизнь впереди» можно было бы упрекнуть в спекуляции риторикой о проблемах меньшинств, о вопросах национализма, если бы этот спектакль не был столь жизнеутверждающим в своей доброте и человечности.

Даже жесткий финал звучит удивительно светло. Мадам Роза тяжело больна, ей осталось жить недолго. И она попросила Момо не отправлять ее в больницу, не дать жизни умереть раньше ее тела, а помочь покинуть этот мир сразу и безболезненно, с помощью укола. Мальчику хватило сил и любви к мадам Розе выполнить ее просьбу. Он устроил праздник-прощание, обставив все как желание богатых родственников из Израиля забрать Розу на историческую родину.

Вот такой спектакль поставили последователи великого Товстоногова в театре, носящем теперь его имя.